ГРОТЕСК — НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ И НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ

МИР ГРОТЕСКА

Цель данного сайта — заявить о создании нового художественного направления и желание развивать методологические принципы, лежащие в его основе. Мы также хотим собрать единомышленников и дать им возможность общаться друг с другом.

Чем же это направление отличается от других? Само слово гротеск означает «причудливый, забавный; из ряда вон выходящий». Первоначально им называли орнамент, в котором причудливо, фантастически сочетаются декоративные и изобразительные мотивы (растения, животные, человеческие формы, маски). Сейчас гротеском называют отдельные произведения изобразительного искусства, театра, литературы в которых люди, предметы и явления изображаются в фантастически преувеличенном, уродливо-комическом виде.

Со времён Ренессанса и до наших дней, гротеск очень популярен, хотя мало кто знает почему. Видимо, секрет лежит в его связи с бессознательным, которое тесно соприкасается с творческим мышлением, мифами, древними архетипами, и в котором легко сосуществуют реальное и вымышленное, правдоподобное и карикатурное. А также нечто такое, которое сгущает образы и символы до неузнаваемости, накладывает их один на другой, вытесняет какую-то часть смысла или добавляет похожую, пользуясь ассоциациями. При этом происходит разрядка психического напряжения.

Гротеск, как пишет Советский Энциклопедический Словарь, это «вид художественной образности, обобщающий и заостряющий жизненные отношения посредством причудливого и контрастного сочетания реального и фантастического, правдоподобия и карикатуры, трагического и комического, прекрасного и безобразного. Резко смещая формы самой жизни, создаёт особый, гротескный мир, который нельзя понимать буквально или расшифровать однозначно, как в случае аллегории: гротеск устремлён к целостному и многогранному выражению основных, кардинальных проблем человеческой жизни. Издревле присущ художественному мышлению (мифология, произведения Ф. Рабле, Х. Босха, П. Брейгеля, Н.В. Гоголя, О.Домье, Ф. Кафки, М. Шагала, Е.Л. Шварца, М.А. Булгакова; режиссура Е.Б. Вахтангова, В.Э. Мейерхольда)». Остаётся вопрос: что общего у всех этих художников и как у них это получается, с помощью карикатур выражать кардинальные проблемы человеческой жизни?

Скажу откровенно, элементы гротеска содержатся в любом значимом произведении любого гениального автора, ибо искусство – отражение жизни с помощью художественных образов, аллюзий, иносказаний, символов и так далее. В чувственном (сверхчувственном, духовном,

общественном и т.д.) сознании эти образы могут существовать только тогда, когда они имеют какое-то значение для человека, когда они «заряжены энергией» и отличаются от других. Именно это и умеет делать гений, который создаёт такие образы, которые не растворяются в других, а живут и влияют на них. То есть, гений, интуитивно или нет, хорошо знает законы нашей психики, которые лепят гротескные фигуры из любого психического материала, во сне и наяву, в здоровье и болезни, и эти «монстры» способны потом оказывать вполне материальное влияние на нашу жизнь.

В этом смысле вся наша жизнь, рассматриваемая в её психическом эквиваленте, есть не что иное, как гротеск. Всё народное творчество, от поговорок, пословиц, частушек, каламбуров, шуток-прибауток и до мифов, преданий, сказок и анекдотов, русского мата и тюремного фольклора – гротеск. Передразнивание, карикатура, пародия – то есть комичноеподражание важным и серьёзным вещам – тоже гротеск. Некоторые имена, фамилии, клички, прозвища, географические названия – намеренно или нет – гротеск. Примитивные рисунки и фрески в античных развалинах, погребальных пещерах, гротах – гротеск (от слова «грот»).

Комизм – от греческого komos, празднества в честь Вакха – забавность, смешная или ПОШЛАЯ сторона поступка, положения и пр. Я выделил это слово, ибо в современных словарях его уже не встретишь. А ведь комизм, гротеск и пошлость взаимосвязаны (под пошлостью имеется в виду низость, грубость, безвкусие, отсутствие идейных интересов и запросов).

Однако школа гротеска до сих пор никем и никогда не была заявлена, суть подобного направления, его принципы и его теория не обсуждались, психологические и философские аспекты не известны широкой публике. Пока существует только одна книга – «Логово души», написанная мной и предложенная в качестве практической иллюстрации художественного жанра «гротеск» в поэзии, с рисунками АЛЕКСЕЯ ЧАЙКАСОВА, который давно пробует силы в этом жанре. Вместе с ним мы создали творческое объединение «СЕРЫЕ КРОЛИКИ» и соответствующую символику.

Так что, не претендуя на роль «отца» нового течения, я всё же имею права первооткрывателя «неизвестного материка» и постараюсь дать ему достойное имя, исследовать его протяжённость, координаты и ландшафт. И буду благодарен тем, кто примет участие в этой фантастической экспедиции!

Но сначала о поэзии вообще, о языке, о смысле и идее гротеска.

ГРОТЕСК И РУССКАЯ ПОЭЗИЯ

Виссарион Белинский, который, видимо, больше всех в этом разбирался, вслед за Платоном и идеалистами восемнадцатого века писал, что сущее — обособившаяся часть идеи абсолютного бытия. Сущностью же всего сущего является сама идея, общее всего и вся, единство всякого разнообразия; не случайность, а необходимость.

Итак, если абсолютное бытие это душа Вселенной, то обособившаяся его часть — поэзия — является непосредственным выражением сознания народа, его бытия и исторической цели. По Белинскому, понятие — философская идея, которая развивается, разделяя и затем, соединяя противоречия, противоположности, ложь и правду, а потом возвращается к своему началу, обогащённая опытом бытия. Так зерно проходит стадию растения, цветка, плода и опять превращается в зерно.

В этом же и предназначение стиха, который иными языковыми средствами, чем обычная речь, не просто описывает жизнь, человека, народ, общество, а ухватывает «кардинальные» понятия жизни и человека. Обычная речь, проза, пользуется, хотя и целостными, но «однобокими» представлениями, поэзия — понятиями, сотканными из «тропов», то есть иносказаний, переносов смысла (метафор, метонимий, перифраз и т.д.).

Николай Гаврилович Чернышевский писал, что в возвышенном, прекрасном, конкретный образ подавляется родовой идеей, которая выступает из него и не даёт возможности воспринимать его как-то иначе, таким, какой он есть на самом деле. Сущность комического, гротескного, по его мнению, перевес образа, формы над идеей. В своей статье «Возвышенное и комическое» (1855) он выразил это так:

Форма без идеи ничтожна, неуместна, нелепа, безобразна. Безобразие — начало, сущность комического.

Что же касается самих «родовых идей» в поэзии, без которых никакие звуки или формы не обретут глубокого онтологического смысла, то другой великий русский писатель и публицист Александр Иванович Герцен считал, что в поэзии кроме восхваления, нравоучения, возвышенных чувств или остроумия должен присутствовать «тревожащий демон любви и негодования, которого видно в слезах и смехе», иначе всё будет «пустым балагурством» (“Very Dangerous!!!”, 1859). Я бы сказал, что в них должен присутствовать «демон гротеска».

Какой из этого напрашивается вывод? Можем ли мы дать первое реально научное определение гротеска? Да, уже можем.

ГРОТЕСК ЕСТЬ АНТИТЕЗИС РЕАЛЬНОСТИ, МОМЕНТ ОТРИЦАНИЯ В ДИАЛЕКТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ. ЕГО СУЩНОСТЬ — КРАТКОВРЕМЕННОЕ ИНТЕНСИВНОЕ ПРЕВАЛИРОВАНИЕ ФОРМЫ НАД ИДЕЕЙ, ПОРОЖДАЮЩЕЕ ОЩУЩЕНИЕ БЕЗОБРАЗНОГО, КОМИЧЕСКОГО, АБСУРДНОГО ЦЕЛОГО, ЧТО ДАЁТ НАЧАЛО ПОИСКУ ПУТЕЙ ЕГО УПОРЯДОЧЕНИЯ И ГАРМОНИЗАЦИИ.

В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ ЭТО БЫСТРОЕ И НАИБОЛЕЕ ПОЛНОЕ ВЫЯВЛЕНИЕ НЕЛЕПОСТИ И КОМИЗМА СИТУАЦИИ, ТЕНДЕНЦИИ, ПЕРЕЖИВАНИЯ, ФАКТА МАТЕРИАЛЬНОЙ ИЛИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

В зависимости от готовности человека к восприятию гротеска, он может иметь эффект разрядки, удовольствия, неудовольствия, побуждения к действию или размышлению, страха, отторжения, но не равнодушия. Иначе это другой жанр.

Природа и материя даются нам в ощущениях. Высшие ощущения, воздействующие на разум и душу человека, приносит нам слово, его божественные вибрации. Слова, вместе с невидимыми, но существующими благодаря ним формами, образами, воспоминаниями, идеями образуют язык — духовное бытие народа.

Поэзия — высшая форма языка. Она может изрекать пророчества, высветить и воспеть некую сущность, а может утопить её в эпиграмме, лишить её привлекательности, и всё это так или иначе с помощью гротеска.

Однако гротеск в поэзии это не только кратчайший путь к постижению смысла бытия, но и поиск новых его форм, создание новой реальности, нового материала для сознательного творчества. Не с целью выявления уродства или сокрытия уродства с помощью симулякров, не с целью изобразить реальность в кривом зеркале чьей-то фантазии или освободиться от неё, — а с благородной целью преобразовать прежнюю реальность, попытаться воздействовать на неё ТЕРАПЕВТИЧЕСКИ.

ГРОТЕСК — НЕ ГИПЕРБОЛА, НЕ КАРИКАТУРА И НЕ САТИРА НА РЕАЛЬНОСТЬ, А НАМЕРЕННЫЙ КРАТКОСРОЧНЫЙ УХОД ОТ ЭПИЦЕНТРА РЕАЛЬНОСТИ К ЕЁ ГРАНИЦЕ, В ОБЛАСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО, ТУДА, ГДЕ ЯЗЫК, ОБРАЗ ЗНАЧАТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТИПЫ, ПРОТОТИПЫ, ПАФОС ТРАГЕДИИ ИЛИ КОМИЗМ АБСУРДНОСТИ БЫТИЯ.

ГРОТЕСК КАК АЛЬТЕРНАТИВА РЕАЛЬНОСТИ

В этом смысле ГРОТЕСК похож на ФАНТАЗМ или СОН НАЯВУ. Как и НЕВРОЗ, гротеск «не говорит глупости», это острое, почти болезненное восприятие вещей; ему не надо воздействовать на отдельного человека или на общество в целом, он нужен для другого, для познания, а не идеологии.

Конечно, я не психоаналитик и не врач, но как поэт имею дело с тем, что называют бессознательным. Потратил много лет на изучение различный авторов в этой области, в основном иностранных (Фрейд, Ференци, Гроддек, Лэнг, Лакан, Спинелли, Юнг, Уинникотт и др.) и пришёл к выводу, что никакой стоящей теории личности, теории аффекта, теории болезни и здоровья не существует. Так же как и теории гротеска, которая тесно с ними связана. Её ещё только предстоит создать. Ясно одно, что вся наша жизнь — гротеск, особенно если задуматься о божественном предназначении человека и его земной сущности, и сравнить их с конкретными человеческими мыслями и делами.

О любом человеке или феномене можно сказать: он не такой, каким он был, кажется или хочет казаться. То есть, это неправда, что он — это он (сейчас, в прошлом или будущем). И это утверждение будет правдой. Но как это выявить и доказать? Мне кажется, ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ГРОТЕСКА, КАК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЖАНРА И НАПРАВЛЕНИЯ — ВОЗМОЖНОСТЬ БЫСТРОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ФАЛЬШИВОСТИ, НЕРЕАЛЬНОСТИ БЫТИЯ.

ЛОЖЬ, АМБИЦИИ, ФАНТАЗИИ МОГУТ БЫТЬ ЧАСТЬЮ БЫТИЯ ИЛИ

АЛТЕРНАТИВОЙ БЫТИЯ, ОСТАЁТСЯ ВЫЯСНИТЬ, КАКАЯ МЕЖДУ НИМИ СВЯЗЬ В КАЖДОМ КОНКРЕТНОМ СЛУЧАЕ.

Гротеск это не правда и не пародия на правду. Это не сатира, не критика и не идеологическая война за правду, которой нет. Это, скорее, философия правды, то есть попытка назвать вещи своими именами, о чём мечтали Гегель и Конфуций. Повторю, что гротеск не реальность, а антитезис реальности, её психологическая, а не материальная составляющая. МАСТЕР ГРОТЕСКА — тот, кто может её увидеть и передать с помощью художественных средств.

Я учитываю, но не принимаю безоговорочно достижения различных школ психоанализа (топика, толкование снов, Эрос и Танатос, происхождение неврозов, комплексов, архетипов), наставления философов в области онтологии (Аристотель, Ницше, Хайдеггер и другие) и экзистенциальности бытия (темпоральность, присутствие, здесь и сейчас, и т.д.), а также феноменологию Гегеля и феноменологию Гуссерля.

Там, где трудно, но хочется докопаться до истины, а других вариантов выразить свою мысль нет,- буду изъясняться с помощью психоаналитических терминов.

Под бессознательным, например, я понимаю существование ряда психических феноменов без вмешательства и контроля сознания.

ГРОТЕСК И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

С точки зрения психоанализа, гротеск это не галлюцинация, а упорядоченное погружение в ФАНТАЗМ. Это непростое понятие. Фантазмом чаще всего называют инсценировку исполнения запретного желания (с помощью образов, знаков, символов, повторов, ритуалов, заклинаний и т.д.) Модель психической жизни — бессознательная фантазматика. То, чему удаётся попасть (самовыразиться) в сознание, я называю психическим содержанием настоящего в экзистенциальном времени и пространстве. Это на самом деле гротеск, появляющийся в результате слияния бессознательных отрывков представлений, желаний, конфликтов из прошлого и фантазий из будущего.

Гротеск — более связный и понятный сценарий, чем сон и сон наяву, он дальше уходит от детских желаний, впечатлений и событий, но всё ещё комичен, так как цель работы психического аппарата (по Фрейду) связывание излишней энергии влечений с помощью ассоциативных связей, компромиссов, даже ценой замещающих образований, ложных образов и симптомов, которые могут давать эффект комизма.

Но если во сне все значения и абстрактные мысли выражаются зрительными образами, что делает содержание сна абсурдным или зашифрованным, то, при «вторичной обработке» бессознательного материала в сознании или «предсознании», ничто уже не мешает использовать слова, фигуры речи, умолчания, намёки, цифры, богатство грамматических форм. Однако никакой избыточной рационализации в сознании нет, ибо этот психический материал предназначен для «внутреннего пользования». Его хранение в виде «гротеска» не представляет опасности, так как обычно не выбрасывается в окружающий мир без ещё одной, окончательной, обработки цензурой в соответствии с «принципом реальности».

Я согласен с Фрейдом в том, что фантазмы и сны наяву возможны благодаря попустительству цензуры. Почему? Вероятно, это попустительство действует избирательно в отношении какого-то значимого

материала, чтобы иметь возможность сохранить его и уровень несвязанной части энергии влечений для её дальнейшей разрядки, например с помощью повторных ярких переживаний, остроумных оборотов речи, повторов, короче, чисто ЯЗЫКОВЫХ СИМВОЛИЗАЦИЙ.

Итак, часть важного психического материала хранится в предсознании или сознании в виде гротеска. Когда этот же или похожий материал читатель видит на бумаге, он легче пропускает его через частокол представлений назад в «предсознание», не подвергая его изменению, которое должно быть противоположно вторичной обработке или работе цензуры. Зачем это надо? Приведу простой пример. Давно известны способы мнемотехники, когда для запоминания сложного или очень объёмного материала, его представляют в эротическом, антисоциальном или комичном виде. Если обработка прошла удачно, храниться этот материал будет до конца жизни индивида, как фраза «каждый охотник желает знать, где сидят фазаны» и использоваться в практической деятельности.

Поэтому художественные средства гротеска — максимальное приближение к тем формам и видам сохраняемого психического материала, которые уже связаны ассоциациями и цензурой, но ещё не настолько, чтобы полностью соответствовать «принципу реальности». Именно благодаря своим художественным особенностям, своей художественной образности, гротеск и способен быстро проникать в сознание, запоминаться, анализироваться, вскрывать и отражать в сознании противоречия самой, породившей его, реальности.

Тут надо учитывать, что сознание человека не равняется психике, и я бы не рискнул назвать гротеском всё то, что в сознании происходит. Но факт заключается в том, что сознание с психикой тесно связано на уровне оценки реальности, творчества, сублимации, сновидений, симптомов, представлений и так далее.

ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ГРОТЕСК?

Я подхожу к самому главному. Исходя из моих определений, гротеск необходим человеку. Гротеск борется с механичностью, иллюзорностью, закодированностью, никчемностью, демагогией, запретами и лицемерием, он делает наш внутренний мир богаче и открывает возможности для творчества, но не трогает традиции, историю, политику, религию и мораль. ЦЕЛЬ ГРОТЕСКА — КАТАРСИС, ОЧИЩЕНИЕ ОТ ГИПЕРТРОФИРОВАННЫХ И НЕЗДОРОВЫХ ЯВЛЕНИЙ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ СУЩЕСТВОВАНИИ.

В психоанализе катарсис означает разрядку патогенных аффектов, то есть неравномерно накапливаемой, «зажатой» энергии влечений. Кому интересно — прочтите десяток-другой фундаментальных работ лучших представителей этой школы, не такие уж они были дураки, как их порой изображают. Просто не смогли довести свою работу до конца.

Ещё один важный принцип: ГРОТЕСК ВЫЯВЛЯЕТ ТЕНДЕНЦИИ, А НЕ ФАКТЫ. Его оружие — краткость, чёткость линий и завершённость образов, афоризм, юмор, сарказм, симметрия и повтор рисунка (АРАБЕСКА). Это не сюрреализм, с его использованием организующей силы бессознательного, симптомов и галлюцинаций, и не символизм, который пытался изображать идеи и ощущения. Хотя символисты впервые поверили в соответствие внешних форм и субъективных состояний души (Maurice DENIS), а Odilon REDON прямо заявил, что его цель была «трансформировать человеческие эмоции в арабески». Кстати, сюрреалисты прекрасно понимали значение снов и реальности, пространства, ассоциаций, гротеска.

Отличается ли гротеск от постмодернизма? Да, ибо он не заменяет разум интуицией и не уходит от традиционных ценностей. Гротеск как раз и способен ответить на вопрос, как далеко способен постмодернизм завести человека и общество.

Ещё хотел бы сказать о некоторых понятиях, которые я использовал, но которые ещё не попали в словари и научные работы. Это «экзистенциальное время» и «экзистенциальное пространство», впервые о них написала в своей диссертации в Шеффилде М. Ушакова.

Многие думают, что человек живёт в шести измерениях: три пространственных и три временных (настоящее, прошлое и будущее). Всё это довольно условно и мало изучено.

В каком пространстве существует электрон? А Вселенная? А бессознательное? Наверное, мы можем с уверенностью говорить только о некоторых значимых для человека видах упорядоченного экзистенциального пространства, которое даёт возможность возникнуть и существовать его психосоме.

То же и со временем. Прошлого уже нет или оно под запретом, будущего ещё нет, есть только фантазии на заданные кем-то темы, настоящее — постоянно ускользающая связь между прошлым и будущим. Фактически у человека есть только четвёртое измерение — искривлённое в сознании ощущение здесь-и-сейчас в виде экзистенциального опыта бытия, в виде взаимосвязи каких-то значимых событий, например рождений и смертей. Единственная реальность как времени, так и пространства, — то, что обязательно было, либо должно было быть, либо будет, — часто переживается нами во сне, как видения каких-то призраков из далёкого прошлого, изрекающих глупости или пророчества, а это и есть гротеск. Таким образом, экзистенциальное время это та составляющая астрономического или физического времени (я не возражаю, если его назовут универсальной «мерой», от латинского tempus — время, по-русски темп — мера быстроты; temperamentum, temperatio — надлежащее соотношение частей), которая даёт возможность возникнуть и существовать душе, которая, в свою очередь, гармонизирует и упорядочивает события, переживания, опыт.

У Фрейда есть понятие «психической реальности», это «особая форма существования», которая может иметь такие же последствия, как и «материальная реальность». Она существует во времени и пространстве, которые можно назвать экзистенциальными.

Гротеск существует именно в этих измерениях.

Итак, мы пришли к выводу, что гротеск объективно существует, и может быть описан, прежде всего, как феномен психической жизни и языкового символизма, и, далее, как художественный жанр, использующий специфические средства для быстрого раскрытия темы. Гротеск может иметь терапевтическое и философское значение, он может использоваться как метод познания и метод описания реальности; сама наша жизнь, как бытие и форма существования, может принимать форму гротеска.

Зачем природе и человеку гротеск? Наверное, чтобы нас заметил Бог, чтобы вмешалась какая-то неведомая сила и всё исправила. С давних пор считалось, что храмы и капища, оргии, пляски колдунов, боевая раскраска, — нужны, чтобы привлечь внимание высших сил.

Старость смешна и уродлива, Бог это замечает и забирает душу к себе. Половой акт — гротеск, начало отрицания пары, в результате появляется новая жизнь. Психотерапия — гротеск (даже если психоаналитик молчит, человек выздоравливает, понимая уродливость и комичность своей ситуации). Да и сама болезнь, с этой точки зрения, гротеск, — попытка привлечь внимание. Точно так же, как истерия, магия, ритуал, кривляние ребёнка или клоуна. Работа в кино Чарли Чаплина — гротеск. Майкл Джексон — гротеск. Даже боксёр Рой Джонс — очевидный гротеск.

Russian criminal tattoos. («Russian Criminal Tattoo Encyclopaedia Volume 1″, Murray & Sorrell FUEL, London, 2009)

Сон, как я уже писал, похож на гротеск, это начало отрицания событий дня, чтобы встретить новую реальность (но не только, гротеск нужен сну, чтобы его можно было запомнить, как легче запомнить иностранное слово, если оно смешное или напоминает нечто запретное). Зачем сну, чтобы его запомнили? Здесь я остановлюсь, ибо придётся углубляться совершенно в другую тему. Как-нибудь в другой раз. Подумайте о пророчестве, о магии, о неправильных, непристойных словах и ритуальных действиях дикарей с целью сохранить тотем, род, засекретить важную информацию. А может быть, это сам Господь говорит с нами таким образом (ибо на каком ином языке ему с нами говорить)?

Тюрьма, жизнь арестанта, суть кражи, преступления — тоже своего рода гротеск, попытка быстрого решения проблем или привлечения к ним внимания, — но заканчивается он совсем другой реальностью. Пьянство — несомненно, гротеск. Но оно, как и секс, сыграло огромную роль в возникновении цивилизации, временно освобождая человека от табу и давая простор фантазии (конечно, этот факт учёные совершенно справедливо замалчивают).

Для меня лично этого списка феноменов, которые человечество давно и безуспешно пыталось понять, разгадать и описать без такого мощного понятия, как гротеск, достаточно. Теперь посмотрим, что можно сделать, используя это понятие. Во всяком случае, в поэзии. Многие художники, без всякого сомнения, давно работают в этом направлении, хотя могут и не понимать, что именно означает гротеск.

Немного о музыке, ритме, размере. В гротеске они должны как-то присутствовать или ощущаться, без этого ничего не получится. Как говорит В. Керчинская, которая пишет музыку на мои стихи, «без музыки всё это венчики-бубенчики».

И, наконец, о нравственности. Многие думают, что гротеск циничен и неэтичен, ибо в нем есть табуированная лексика, он не боится говорить о физиологии человека и других некрасивых вещах. Но помилуйте, это происходит потому, что гротеск по определению антитезис реальности, в которой полно красивых слов, понятий и событий! Каким же ему надо быть? Или уж лучше от него совсем отказаться.

ПРИМЕРЫ ГРОТЕСКА

Что я считаю гротеском, а что нет? Ещё раз повторяю, что гротеск это не пародия, не ирония, не бурлеск (изображение «высоких» предметов «низким» стилем), не травестия (изображение «низких» предметов «высоким» стилем). Это всё вместе, с намёком на реальность и с элементами её отрицания. Гротеск в чистом виде встречается редко, как благородный металл. Но тем более ценен. Ибо добывать его приходится в поте лица своего.

НЕ ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Федул»

Федулушка, мой свет, какой это цветок,
Который у мущин блистает из порток?

Пушкин А.С. «Брови царь нахмуря…»

Говорил он с горем
Фрейлинам дворца:
Вешают за морем
За хуй мертвеца.

Бодлер Ш. «Той, что слишком весела»

И в упоеньи до утра
Я мог, сквозь губы те немые,
Нежней и ярче, чем другие,
В тебя свой яд вливать, сестра!
Перевод А. Ламбле

ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Девичье горе»

Горюет девушка, горюет день и ночь,
Не знает, чем помочь;
Такого горя с ней и сроду не бывало:
Два вдруг нейдут ей, а одного так мало.

Пушкин А.С. «Христос воскрес»

Христос воскрес, моя Ревека!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой целуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцелуй я не робея
Готов, еврейка, приступить —
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.

Бодлер Ш. «Les Promesses d’un visage»

Tes yeux, languissamment, me dissent: «Si tu vieux,
Amant de la muse plastique,

Suivre l’espoir qu’en toi nous avons excite,
Tous les gouts que tu professes,
Tu pourras constater notre véracité
Depuis le nombril jusqu’aux fesses;

Tu trouveras au bout de deux beaux seins bien lourd,
Deux larges médailles de bronze,
Et sous un ventre uni, doux comme du velours,
Bistre comme la peau d’un bonze,

Une riche toison qui, vraiment, est la sœur
De cette énorme chevelure,
Souple et frisée, et qui t’égale en épaisseur,
Nuit sans étoiles, Nuit obscure!

«Догадайся по лицу»

Твои глаза мне говорят:
«Проверь их все, проверь подряд
Любые, даже злые, враки, —
От пупа и туда… где маки.

Глаза одно, другое — лица,
Совсем другое — ягодица!

Подумай сам, за что мне дали
Сосков две бронзовых медали,
Под животом две борозды
И эту гриву в полверсты,

Где так волосики толсты
Черны, закручены, густы,
Как эта ночка. Без звезды.
(Перевод мой,-АЗъ)

Хорошо по поводу нравственности выразился Александр Сергеевич Пушкин («Опровержение на критики»):

Но шутка (т.е. гротеск — АЗ-ъ), вдохновенная сердечной веселостию и минутной игрою воображения, может показаться безнравственною только тем, которые о нравственности имеют детское или темное понятие, смешивая её с нравоучением, и видят в литературе одно педагогическое занятие.

Относительно эмблемы (символическое или условное изображение понятия, явления, идеи).

Сделать её было нелегко, с учётом всего того, что я написал в этом манифесте. Поэтому смысл её зашифрован, и понять его смогут только те, кто прочтут мою книгу «Логово души».

Жду отзывов специалистов и людей, которым есть что сказать по поводу гротеска.

С уважением, АЗ-ъ

PS: В это же время написал я и гимн для нашего общества, привожу его здесь.

ГИМН СЕРЫХ КРОЛИКОВ

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
МЫ ГРЕЗИМ ТРАВОЙ И ВЕСНОЮ.
ЗАЧЕМ НАМ РЕКЛАМНЫЕ РОЛИКИ
И ЖИЗНЬ МЕЖДУ ЯВЬЮ И НОВЬЮ?

МЫ В ДЕЛЕ СВОЁМ ТРУДОГОЛИКИ,
МЫ В ТРАВКЕ СВОЕЙ С ГОЛОВОЮ.
МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ ЧАСТО ХОХОЧЕМ ДО КОЛИКОВ,
УЗНАВ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С СТРАНОЮ,
СТРАНОЮ ЗНАКОМЫХ НАМ КРОЛИКОВ
ЗА СТАРОЙ КИРПИЧНОЙ СТЕНОЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
У НАС ЕСТЬ ПАРОЛИ И ЯВКИ.
И ТАМ, ЗА ОБЕДЕННЫМ СТОЛИКОМ,
С ОТВЕРСТИЕМ СТУЛЬЯ И ЛАВКИ.

ТАМ ЧИСТЫЕ СТЕНЫ И КОВРИКИ,
ОНИ НЕ ЗАПЯТНАНЫ КРОВЬЮ.
МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

И, наконец, последнее. Кто может стать членом ОРГАНИЗАЦИИ «СЕРЫЕ КРОЛИКИ»?

Любой человек без ограничений по возрасту, полу, национальности, расы, религии.

Права и обязанности: быть мастером гротеска, исповедовать в своём творчестве его принципы, бороться с лицемерием и демагогией во всех их проявлениях, открыто заявлять о своём членстве в организации и использовать её символику.

Членские взносы: платятся по желанию, в случае необходимости покрыть расходы на печать, отправку корреспонденции, выставки, книги, значки, конференции и пр.

Органы управления: Верховный Совет, отвечает за развитие доктрины, её защиту и продвижение, принятие новых членов, участие в других ассоциациях и творческих союзах. Состав Совета посторонним не разглашается.

GREY RABBITS’ ORGANISATION
29.01.2009