Александр Заецъ – на сегодня самый загадочный и, отчасти, самый маргинальный поэт-песенник в жанре шансона по-русски или русского кабаре, если вам так будет угодно. Он умен и виртуозен в стихах, образах и стилистике, он с легко и изящно придает уличным и блатным песням оттенок интеллигентности, не отнимая у них исторического шарма. Александр Заецъ хорош и в своих собственных песнях, его герой ироничен, саркастичен и умен. При этом, автор нисколько не зациклился в четырех стенах жанра – тюрьма, побег, мама и колючая проволока. Мир его героев шире, ярче и интереснее, это подтверждают те записи, которые сегодня с таким успехом издает новосибирский шансонье Александр Заборский.

Михаил Дюков

Журналист

Александр ЗаецЪ

А. Заецъ подбирает музыку к "своему" варианту "МУРКИ". 1956 г.

А. Заецъ подбирает музыку к «своему» варианту «МУРКИ». 1956 г.

Русский поэт. Основоположник нового течения в поэзии «гротеск».

Если говорить сухим официальным языком, то его главная тема — ощущение нереальности происходящего, трагедия мыслящего человека в современном обществе, которое принимает всё более гротескные формы под маской социального равенства и справедливости; невозможность осознать свою несвободу, бессмысленность протеста, зависимость от стереотипов.В философском плане — экзистенциальные зарисовки. Психологически — разные виды поведенческих защит.
Отличительные черты творчества — искренность, музыкальность стиха рядом с беспощадной правдой «народных» образов, нередко и к месту — не нормативная лексика, жаргон уголовного мира, слова на иностранном языке.

Автору присущи яркость образов, отсутствие тривиальности; юмор, помноженный на острое чувство трагизма. В целом — отражение кризиса современной русской поэзии, которая тематически, рифмически и словесно себя «исчерпала», но (!) находится на пороге создания новых форм, нового языка, новой метафизической реальности.Стиль — геометрическое повторение «узоров» (арабеска), присутствуют неоклассицизм, постмодернизм, уже подзабытый андеграунд прошедшей эпохи.Цель и оправдание гротеска, как убеждён автор, нравственное очищение, катарсис, борьба с лицемерием и злом во всех его проявлениях.

Автор принципиально мало печатается, не хочет выставлять себя напоказ, рассуждать о своей биографии, судьбе, давать интервью, датировать свои произведения. Считает, что за него всё скажут его стихи, но не каждый в отдельности, а собранные в тематический сборник. Особое значение придаёт шрифту и отсутствию строчных букв в текстах.Определённо, новое явление в русской поэзии.

А если выражаться не официально, уважаемая публика, то это

ПРИВЕТ ИЗ МАТЕРНОГО ПРОШЛОГО!

Прежде всего, я имею в виду песни, которые уже давно записываются известными шансонье и которые Вы можете послушать тут на сайте: они необычные и очень отличаются своим «произношением» от всех других. На первый взгляд, они вызывающие, вульгарные, с какой-то аурой озорства и лихачества. Но это ещё не всё. Слова, рифмы и созвучия в них подобраны так, чтобы любой ценой избежать вычурности и пресловутости «высокого стиля». А какими словами бы вы проводили уходящую эпоху? Фольклорным матом или церковным пением?

Да, табуированная лексика присутствует, но почему в ней слышится не оскорбление русского человека, а голос прошлого, голос страны, которой больше нет и не будет? Что ж, есть и тюремный жаргон. А кто у нас сидит в тюрьмах, ведь через них ежегодно проходят сотни тысяч людей? Что, все это неисправимые убийцы? Достоевский, который изучал таких людей четыре года на каторге и три года в ссылке и солдатом в армии, так выразился: «Ведь это, может быть, и есть самый даровитый, самый сильный народ из всего народа нашего».

Одна критикесса назвала этого поэта «гробовщиком» советской поэзии. Наверное, она имел в виду не советскую, и даже не русскую поэзию, а поэзию небесных сфер, поэзию коммунизма и лучезарного братства народов, которое мы строили. И которую с матюками заколотили в гроб отцы нынешнего либерально-демократического строя. Но не ЗаецЪ! Он то как раз больше ностальгирует об ушедших годах, а не глумится над ними. Если, конечно, прислушаться к его гротескному языку. Хотя, если очень не нравится, называйте, как хотите. В русском языке была раньше такая пословица: «На чужую п… пуговицу не нашьёшь». Теперь больше молнии…:))

А песни, особенно в исполнении А.П. Заборского, воспринимать без эмоций невозможно. Берет за душу каждое слово. Сейчас трудно обратить на себя внимание и расшевелить публику не только одному артисту, но и целому коллективу, будь он даже с именем и харизмой. Люди стали безразличны ко всему… к своему прошлому, к настоящему, к истории, к Родине, друг к другу. Наш поэт не только это чувствует, но и призывает вывести из гипнотического состояния весь наш народ. В шестидесятых годах был один спектакль у «Современника», где со сцены кричали: «Сонная одурь!», — а публика смеялась. Вот и досмеялись. Получится ли это у нашего поэта?

Скажу не тая: да, нужен секретный тайный смысл в песнях, нужны слова, которые могут полоснуть по уху, а то и по сердцу, нужны новые символы и формулы. Нельзя учить писать в первом классе фразу «Мурка лакала молоко», уж лучше пусть бы осталась «Рабы не мы». А классическую «Мурку» времён нэпа пора переписать на новый лад. И мат нужен, если он напоминает не серную кислоту, а освежающий майский дождь, или цветы (хотя, как писал Фрейд, это половые органы растений). Слово поэта в России должно быть пророческим, а не увешанным финтифлюшками и бубенчиками.

А пока, наслаждайтесь песнями Александра ЗаецЪ. Заказывайте их для ваших криминальных сериалов, поздравляйте своих друзей на разных радио концертах по заявкам, для своих юбилеев и свадеб. Если вы не равнодушны к русской поэзии, то будьте такими же оригинальными, будьте всегда впереди планеты всей! Вживайтесь в течение ГРОТЕСК.

До новых встреч!