Александр Заецъ – на сегодня самый загадочный и, отчасти, самый маргинальный поэт-песенник в жанре шансона по-русски или русского кабаре, если вам так будет угодно. Он умен и виртуозен в стихах, образах и стилистике, он с легко и изящно придает уличным и блатным песням оттенок интеллигентности, не отнимая у них исторического шарма. Александр Заецъ хорош и в своих собственных песнях, его герой ироничен, саркастичен и умен. При этом, автор нисколько не зациклился в четырех стенах жанра – тюрьма, побег, мама и колючая проволока. Мир его героев шире, ярче и интереснее, это подтверждают те записи, которые сегодня с таким успехом издает новосибирский шансонье Александр Заборский, Михаил Гулько и Юрий Куплетный.

Михаил Дюков Журналист
ГОП СО СМЫКОМ (Автор слов Александр Заецъ) более 30 тыс просмотров
Александр ЗаецЪ
Русский поэт. Основоположник нового течения в поэзии «гротеск».
Если говорить сухим официальным языком, то его главная тема — ощущение нереальности происходящего, трагедия мыслящего человека в современном обществе, которое принимает всё более гротескные формы под маской социального равенства и справедливости; невозможность осознать свою несвободу, бессмысленность протеста, зависимость от стереотипов.В философском плане — экзистенциальные зарисовки. Психологически — разные виды поведенческих защит.
Отличительные черты творчества — искренность, музыкальность стиха рядом с беспощадной правдой «народных» образов, нередко и к месту — не нормативная лексика, жаргон уголовного мира, слова на иностранном языке.

Автору присущи яркость образов, отсутствие тривиальности; юмор, помноженный на острое чувство трагизма. В целом — отражение кризиса современной русской поэзии, которая тематически, рифмически и словесно себя «исчерпала», но (!) находится на пороге создания новых форм, нового языка, новой метафизической реальности.Стиль — геометрическое повторение «узоров» (арабеска), присутствуют неоклассицизм, постмодернизм, уже подзабытый андеграунд прошедшей эпохи.Цель и оправдание гротеска, как убеждён автор, нравственное очищение, катарсис, борьба с лицемерием и злом во всех его проявлениях.

Автор принципиально мало печатается, не хочет выставлять себя напоказ, рассуждать о своей биографии, судьбе, давать интервью, датировать свои произведения. Считает, что за него всё скажут его стихи, но не каждый в отдельности, а собранные в тематический сборник. Особое значение придаёт шрифту и отсутствию строчных букв в текстах.Определённо, новое явление в русской поэзии.

А если выражаться не официально, уважаемая публика, то это

ПРИВЕТ ИЗ МАТЕРНОГО ПРОШЛОГО!

Прежде всего, я имею в виду песни, которые уже давно записываются известными шансонье и которые Вы можете послушать тут на сайте: они необычные и очень отличаются своим «произношением» от всех других. На первый взгляд, они вызывающие, вульгарные, с какой-то аурой озорства и лихачества. Но это ещё не всё. Слова, рифмы и созвучия в них подобраны так, чтобы любой ценой избежать вычурности и пресловутости «высокого стиля». А какими словами бы вы проводили уходящую эпоху? Фольклорным матом или церковным пением?

Да, табуированная лексика присутствует, но почему в ней слышится не оскорбление русского человека, а голос прошлого, голос страны, которой больше нет и не будет? Что ж, есть и тюремный жаргон. А кто у нас сидит в тюрьмах, ведь через них ежегодно проходят сотни тысяч людей? Что, все это неисправимые убийцы? Достоевский, который изучал таких людей четыре года на каторге и три года в ссылке и солдатом в армии, так выразился: «Ведь это, может быть, и есть самый даровитый, самый сильный народ из всего народа нашего».

Одна критикесса назвала этого поэта «гробовщиком» советской поэзии. Наверное, она имел в виду не советскую, и даже не русскую поэзию, а поэзию небесных сфер, поэзию коммунизма и лучезарного братства народов, которое мы строили. И которую с матюками заколотили в гроб отцы нынешнего либерально-демократического строя. Но не ЗаецЪ! Он то как раз больше ностальгирует об ушедших годах, а не глумится над ними. Если, конечно, прислушаться к его гротескному языку. Хотя, если очень не нравится, называйте, как хотите. В русском языке была раньше такая пословица: «На чужую п… пуговицу не нашьёшь». Теперь больше молнии…:))

А песни, особенно в исполнении А.П. Заборского, воспринимать без эмоций невозможно. Берет за душу каждое слово. Сейчас трудно обратить на себя внимание и расшевелить публику не только одному артисту, но и целому коллективу, будь он даже с именем и харизмой. Люди стали безразличны ко всему… к своему прошлому, к настоящему, к истории, к Родине, друг к другу. Наш поэт не только это чувствует, но и призывает вывести из гипнотического состояния весь наш народ. В шестидесятых годах был один спектакль у «Современника», где со сцены кричали: «Сонная одурь!», — а публика смеялась. Вот и досмеялись. Получится ли это у нашего поэта?

Скажу не тая: да, нужен секретный тайный смысл в песнях, нужны слова, которые могут полоснуть по уху, а то и по сердцу, нужны новые символы и формулы. Нельзя учить писать в первом классе фразу «Мурка лакала молоко», уж лучше пусть бы осталась «Рабы не мы». А классическую «Мурку» времён нэпа пора переписать на новый лад. И мат нужен, если он напоминает не серную кислоту, а освежающий майский дождь, или цветы (хотя, как писал Фрейд, это половые органы растений). Слово поэта в России должно быть пророческим, а не увешанным финтифлюшками и бубенчиками.

А пока, наслаждайтесь песнями Александра ЗаецЪ. Заказывайте их для ваших криминальных сериалов, поздравляйте своих друзей на разных радио концертах по заявкам, для своих юбилеев и свадеб. Если вы не равнодушны к русской поэзии, то будьте такими же оригинальными, будьте всегда впереди планеты всей! Вживайтесь в течение ГРОТЕСК.

До новых встреч! АЗЪ

В данном разделе вы сможете защитить диссертацию по ГРОТЕСКУ
«Беломорские петроглифы»,
4-3 тысячелетие до н.э.
ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?

1.МИР ГРОТЕСКА


Конечно, это пока не философия. Ведь гротеск (смотрите первую публикацию) уродлив, трагичен, алогичен, искажает реальность, сочетает пошлое и благородное, сатиру и юмор, фантастику и народную культуру. А уж потом доходит до каких-то неведомых нам высот и превращается в «конспект мироздания».

А вот на новое художественное направление в искусстве – вполне потянет. Ведь это, прежде всего, способ создания образов. С чем, честно говоря, у старого (догротескового) искусства большой «напряг». Что изображают? Природу, конечно. И человека, во всех его проявлениях, в том числе природных, редко – божественных. Всё. Даже если рисуют не человека, а квадрат – ему присваивают имя создателя. Он может быть чёрным или красным, а вот попробуйте сотворить комичный и уродливый народный квадрат, чтобы он напоминал реальность, а? Вы скажете, это неприлично. Кому как.

Конечно, цель данной рубрики – не заявить о создании нового художественного направления, а скромное желание развивать методологические принципы, лежащие в его основе. Мы также хотим, если получится, собрать, скорее всего, уже существующих единомышленников, пусть даже их совсем немного, и дать им возможность пообщаться друг с другом.

Чем же это «направление» отличается от других? Беру слово в кавычки, потому что в данном случае никто никого никуда не направляет. Само слово гротеск, как вы знаете, означает «причудливый, забавный; из ряда вон выходящий». Куда тут направлять?)) Первоначально им называли орнамент, в котором замысловато-фантастически сочетаются декоративные и изобразительные мотивы (растения, животные, человеческие формы, маски). Сейчас гротеском называют отдельные произведения изобразительного искусства, театра, литературы, в которых люди, предметы и явления изображаются в «до крайности преувеличенном», уродливо-комическом виде. Насколько комическом? Это уже зависит от таланта и индивидуальности их авторов.

Со времён Ренессанса и до наших дней, гротеск очень популярен, хотя мало кто знает почему. Видимо, секрет лежит в его связи с бессознательным, которое тесно соприкасается с творческим мышлением, мифами, древними архетипами, и в котором легко сосуществуют реальное и вымышленное, правдоподобное и карикатурное. А также нечто такое, которое сгущает образы и символы до неузнаваемости, накладывает их один на другой, вытесняет какую-то часть смысла или добавляет похожую, пользуясь ассоциациями. При этом происходит разрядка психического напряжения.

Гротеск, как гениально писал в своё время Советский Энциклопедический Словарь, это «вид художественной образности, обобщающий и заостряющий жизненные отношения посредством причудливого и контрастного сочетания реального и фантастического, правдоподобия и карикатуры, трагического и комического, прекрасного и безобразного. Резко смещая формы самой жизни, создаёт особый, гротескный мир, который нельзя понимать буквально или расшифровать однозначно, как в случае аллегории: гротеск устремлён к целостному и многогранному выражению основных, кардинальных проблем человеческой жизни. Издревле присущ художественному мышлению (мифология, произведения Ф. Рабле, Х. Босха, П. Брейгеля, Н.В. Гоголя, О.Домье, Ф. Кафки, М. Шагала, Е.Л. Шварца, М.А. Булгакова; режиссура Е.Б. Вахтангова, В.Э. Мейерхольда)». Остаётся вопрос: что общего у всех этих художников и как у них это получается, с помощью карикатур выражать кардинальные проблемы человеческой жизни?

Скажу откровенно, элементы гротеска содержатся в любом значимом произведении любого одарённого автора, ибо искусство – отражение жизни с помощью художественных образов, аллюзий, иносказаний, символов и так далее. В чувственном (сверхчувственном, духовном, общественном и т.д.) сознании эти образы могут существовать только тогда, когда они имеют какое-то значение для человека, когда они «заряжены энергией» и отличаются от других. Именно это умеют делать творцы великих произведений, которые создают такие образы, которые не растворяются в других, а живут сами, да ещё и влияют на них. То есть, любой гений, интуитивно или нет, хорошо знает законы нашей психики, особенно те, которые лепят гротескные фигуры из любого психического материала, во сне и наяву, в здоровье и болезни. И эти «монстры» способны потом оказывать вполне материальное влияние на нашу жизнь.

В этом смысле вся наша жизнь, рассматриваемая в её психическом эквиваленте, есть не что иное, как гротеск. Всё народное творчество, от поговорок, пословиц, частушек, каламбуров, шуток-прибауток и до мифов, преданий, сказок и анекдотов, русского мата и тюремного фольклора – гротеск. Возьмите старые русские поговорки: «Цирк уехал, а клоуны остались», «Запеклись уста, оттого что жизнь не проста», «Родился Тимофей, без мяса и костей», «Прознал и Ипатий, у кого член горбатей», - до сих пор многие актуальны!

Передразнивание, карикатура, пародия – то есть комичное подражание важным и серьёзным вещам – тоже гротеск. Некоторые имена, фамилии, клички, прозвища, географические названия – намеренно или нет – гротеск. Примитивные рисунки и фрески в античных развалинах, погребальных пещерах, гротах – гротеск (от слова «грот»).

Комизм (греч. komos, празднества в честь Вакха) означает забавность, смешную или ПОШЛУЮ сторону поступка, ситуации и пр. Я выделил это слово, ибо в современных словарях и дискуссиях его уже не встретишь. А ведь комизм, гротеск и пошлость взаимосвязаны (под пошлостью имеется в виду низость, грубость, безвкусие, отсутствие идейных интересов и запросов). А теперь подумайте, кто за нас решает, где пошлость, а где идейная чистота?

Вроде бы человечество понимает (и уже давно, с петроглифов, наскальной живописи и берестяных грамот), что подошло к чему-то очень важному и значимому, однако до сих пор «школа» гротеска никем из корифеев науки и искусства ни разу не была основана или заявлена. Суть подобного направления, его принципы и его теория не обсуждались, психологические и философские аспекты не известны широкой публике. Конечно, мы догадываемся, почему. Но помалкиваем, на всякий случай.
Да. Сходство несомненно, хотя прошло столько лет! Насколько мне известно, и как это ни прискорбно, пока существует только одна книга – «Логово души», написанная мной)) и предложенная в качестве практической иллюстрации художественного жанра «гротеск» в песенной поэзии. Попытка не совсем удачная. Да ещё «Буриме» - сборник пародий с элементами гротеска на некоторые, уж очень «созвучные» моему творчеству стихи русских поэтов. Поскольку там есть нецензурные слова, издана тиражом в сто экземпляров и распространена по подписке.

Так что, не претендуя на роль «отца» нового течения, я всё же имею права первооткрывателя «неизвестного материка» и постараюсь правильно расшифровать данное ему аборигенами имя, исследовать его протяжённость, координаты и ландшафт. И буду благодарен тем, кто примет участие в этой фантастической экспедиции!

Но сначала надо кое-что важное высказать о поэзии вообще, о языке, о смысле и идее гротеска. (Об обществе в целом – уже нельзя, запретили)).

А пока послушайте музыку. Её универсальный язык способнее отразить всё, что угодно. От звуков божественных сфер до самого, что ни на есть, комического парадокса. Что я поставлю? Да хотя бы «Гоп со-смыком»! Лучшая песня из народного творчества, которая по каким-то причинам всегда была популярной, она имеет много вариантов, и поют её по-разному. Мой вариант родился ещё в 60х годах, так пели в Керчи (где сейчас строят мост «между прошлым и будущим»), я только кое-что подправил, придал «форму» и завершил.

Картинка: Алексей Йорш, иллюстрация к «Логову души», 2009 г.




Этюд к картине И. Крамского «Неизвестная»
ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?

2. ГРОТЕСК И РУССКАЯ ПОЭЗИЯ

Тезисно.

Виссарион Белинский, который, видимо, больше всех в нашей поэзии разбирался, вслед за Платоном и идеалистами восемнадцатого века писал, что сущее - обособившаяся часть идеи абсолютного бытия. Сущностью же всего сущего является сама идея, общее всего и вся, единство всякого разнообразия; не случайность, а необходимость.

Итак, если абсолютное бытие это душа Вселенной, то обособившаяся его часть - поэзия - является непосредственным выражением души конкретного народа, его бытия и исторической цели. По Белинскому, понятие (всё равно, относится оно к поэзии или гротеску – АЗъ), это философская идея, которая развивается, разделяя и затем, соединяя противоречия, противоположности, ложь и правду, а потом возвращается к своему началу, обогащённая опытом бытия. Так зерно проходит стадию растения, цветка, плода и опять превращается в зерно.

Уже похоже на первое, ещё смутное, определение понятия гротеска, - скажем мы.

В этом же и предназначение стиха, который иными языковыми средствами, чем обычная речь, не просто описывает жизнь, человека, народ, общество, а ухватывает «кардинальные» понятия и жизни, и человека. Обычная речь, проза, пользуется, хотя и пафосными, но тесно связанными с реальностью, а значит, «однобокими» представлениями. Она тоже отражает окружающий мир, но видит только часть его, и в строго определённый период. Например, «свинцовые мерзости» при царском режиме. Поэзия же, теоретически, способна видеть всю жизнь целиком, для этого ей многое позволено, и по форме, и по содержанию. Так, она неограниченно может использовать понятия, сотканные из «тропов», то есть иносказаний, переносов смысла (метафор, метонимий, перифраз и т.д.). И любые образы, а не только образы родной природы и прекрасных незнакомок.

Есть ли среди поэтических понятий гротеск?

Николай Гаврилович Чернышевский писал, что в возвышенном, прекрасном, конкретный образ подавляется родовой идеей. Которая выступает из него и не даёт возможности воспринимать его таким, каким этот образ является на самом деле. А вот сущность комического, гротескного, по его мнению, это перевес образа над идеей. В своей статье «Возвышенное и комическое» (1855) он выразил это так:

Форма (образ – АЗъ) без идеи (содержания – АЗъ) ничтожна, неуместна, нелепа, безобразна. Безобразие - начало, сущность комического.

Неплохо сказано, спасибо, Николай Гаврилович! Не зря Вас в школе преподают. Но тогда получается, что многие наши картины, романы и поэмы тоже безобразны, ведь мы до сих пор не знаем, кто эти красавицы? Они содержанки, фаворитки, «кокотки в коляске» (В. Стасов) или, не дай Бог, революционерки? Какие у них идеи, что у них за душой? Не будем заглядывать им в сумочки, и спрашивать кучера, просто назовём неизвестных и безыдейных персонажей тоже разновидностью гротеска.

Сюда же попадает и «Незнакомка» Блока. Трагичный контраст, странная магия, искажающая реальность, сон, сочетающий уродство и благородство. И даже пошлость и комизм ситуации (жена изменяет поэту с другом, по признанию самого друга, А. Белого, а муж в обществе пьяных с глазами кроликов пытается понять, что это за дама сидит рядом и тоже пьёт). Да, присутствует идея «вечной женственности», да, «конспект мироздания», а форма? Духи, перья страуса, шёлк на талии, бездонные синие глаза и вуаль эту идею (истинную сущность – АЗъ) подавляют. А раз так, значит сие – гротеск. Кстати, о рифме (для критиков): даже я не рискую рифмовать «шлагбаумами» с «дамами». Чего не сделаешь во имя гротеска!

Что же касается самих «родовых идей» в поэзии, без которых никакие звуки или формы не обретут глубокого онтологического смысла, то другой великий русский писатель и публицист Александр Иванович Герцен думал так. В поэзии, кроме восхваления, нравоучения, возвышенных чувств или остроумия должен присутствовать «тревожащий демон любви и негодования, которого видно в слезах и смехе», иначе всё будет «пустым балагурством» ("Very Dangerous!!!", 1859). Я бы сказал, что в них должен присутствовать «демон гротеска». У Александра Блока, конечно же, он есть. Да и сам он – демон.

Какой из этого напрашивается вывод? Можем ли мы дать первое реально научное определение гротеска? Да, уже можем. Но ещё не окончательное.

ГРОТЕСК ЕСТЬ АНТИТЕЗИС РЕАЛЬНОСТИ, МОМЕНТ ОТРИЦАНИЯ В ДИАЛЕКТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ. ЕГО СУЩНОСТЬ - КРАТКОВРЕМЕННОЕ ИНТЕНСИВНОЕ ПРЕВАЛИРОВАНИЕ ФОРМЫ НАД ИДЕЕЙ, ПОРОЖДАЮЩЕЕ ОЩУЩЕНИЕ БЕЗОБРАЗНОГО, КОМИЧЕСКОГО, АБСУРДНОГО, СКРЫВАЮЩЕГО ИСТИНУ ЦЕЛОГО, ЧТО ДАЁТ НАЧАЛО ПОИСКУ ПУТЕЙ ЕГО УПОРЯДОЧЕНИЯ И ГАРМОНИЗАЦИИ.

В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ ЭТО БЫСТРОЕ И НАИБОЛЕЕ ПОЛНОЕ ВЫЯВЛЕНИЕ НЕЛЕПОСТИ И КОМИЗМА СИТУАЦИИ, ТЕНДЕНЦИИ, ПЕРЕЖИВАНИЯ, ФАКТА МАТЕРИАЛЬНОЙ ИЛИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Ну как, понятно? В двух словах: мгновенно судить о чём-нибудь (например, о ситуации в стране, об окружающем мире, политике, праве и справедливости, искусстве и эстетике, будущем и прошлом) вне гротеска, увы, не получится. То, что выйдет, скажем, из-под кисти художника или пера аналитика, будет пустым набором бесчувственных определений или изображений. А вот поэт (или представитель народа), легко и спонтанно могут это сделать. Нарисовать или высказать словами, стихами, шутками или прибаутками. Попробую объяснить, почему.

Есть одно очень важное свойство гротеска. В зависимости от готовности человека к его восприятию, он может иметь эффект разрядки, удовольствия, неудовольствия, побуждения к действию или размышлению, страха, отторжения, но только не равнодушия. Иначе это другой жанр.

Природа и материя даются нам в ощущениях. Высшие ощущения, воздействующие на разум и душу человека, приносит нам правильно и вовремя сказанное слово, его божественные вибрации. Слова, вместе с невидимыми, но существующими благодаря им формами, образами, воспоминаниями, идеями, образуют язык - духовное бытие народа.

Поэзия - высшая форма языка. Она может изрекать пророчества, высветить и воспеть некую доселе не известную сущность, а может утопить её в эпиграмме, лишить её привлекательности, но всё это, так или иначе, с помощью гротеска.

Однако гротеск в поэзии это не только кратчайший путь к постижению смысла бытия, но и поиск новых его форм, создание новой реальности, нового материала для сознательного творчества. Не с целью выявления уродства или сокрытия уродства с помощью симулякров, не с целью изобразить реальность в кривом зеркале чьей-то фантазии или освободиться от неё, - а с благородной целью преобразовать прежнюю реальность, попытаться воздействовать на неё ТЕРАПЕВТИЧЕСКИ. Поэтому:

ГРОТЕСК - НЕ ГИПЕРБОЛА, НЕ КАРИКАТУРА И НЕ САТИРА НА РЕАЛЬНОСТЬ, А НАМЕРЕННЫЙ КРАТКОСРОЧНЫЙ УХОД ОТ ЭПИЦЕНТРА РЕАЛЬНОСТИ К ЕЁ ГРАНИЦЕ, В ОБЛАСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО, ТУДА, ГДЕ ЯЗЫК, ОБРАЗ ЗНАЧАТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТИПЫ, ПРОТОТИПЫ, ПАФОС ТРАГЕДИИ ИЛИ КОМИЗМ АБСУРДНОСТИ БЫТИЯ. Такую же терапию использует и психоанализ (кому интересно).

Придётся привести пример, а то вместо развлечения читатель займётся каким-нибудь видом скепсиса. Например, омфалоскепсисом*. Или чем похуже.

*Это не ругательство, и не то, что у нас понимают буквально. Перевожу: Navel-gazing is the activity of spending too much time considering your own thoughts, feelings, or problems (Cambridge Dictionary). Так что зрить надо в корень, а не в «пуп».

Гротеск может легко убить своего автора. Друг Лермонтова, Мартынов, вынужден был застрелить гордость русской поэзии за такую вот, тихо сказанную на ушко даме, фразу: "Montagnard avec un poignard"«горный человек с коротким кинжалом» (Мартынов был в костюме горца). Вот это был гротеск! Такой, что в истории русской литературы даже не обсуждался. А почему? А потому, что всем современникам было ясно, на что намекал Михаил Юрьевич. Ну, конечно, был смешной и жестокий роман Виктора Гюго «Ганс из Исландии», где мальчик бросался с маленьким кинжалом на Горцев. Его, в отличие от нас, все тогда читали. Ведь знали хорошо французский. И даже такое жаргонное словечко, как "se poigner" (дрочить). Ещё одно значение слова poignard - «маленькая щучка». А "coup de poignard" означает «то, что может сильно оскорбить». Короче, для тех, кто сам думать не хочет, даю один из вариантов перевода того, что сказал поэт: «Горское мочилово со своим коротким дрочилово».

Картинка: Рембрандт, Андромеда, прикованная к стене

За много лет назад, из тихой сени рая,

В венке душистых роз, с улыбкой молодой,

Она сошла в наш мир, прелестная, нагая

И гордая своей невинной красотой.

И. Дмитриев, «Поэзия»



НА СМЕРТЬ ПОЭЗИИ


ЯЗЫК У НАС ОДИН, НО НЕСКОЛЬКО ПОЭЗИЙ:

ОДНА В ВЕНКЕ ИЗ РОЗ, С УЛЫБКОЙ НЕЗЕМНОЙ,

ДРУГАЯ БЕЗ ВЕНКА, С ПОВАДКАМИ ПРОФЕССИЙ

ВПОЛНЕ УЖЕ ЗЕМНЫХ И ЛЖИВОЙ КРАСОТОЙ.


ЖИЛА ЕЩЁ ОДНА, В СИРОТСКОЙ ОДЕЖОНКЕ,

НО БЫЛИ ДЛЯ НЕЁ ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ.

И ПРОДАВАЛ ТАЙКОМ НЕЛЕПЫЕ КНИЖОНКИ

ИЗДАТЕЛЬ-АНОНИМ ЗА МЕДНЫЕ ГРОШИ.


ЧЕТВЁРТАЯ – КАК ПАЖ, С УЖИМКАМИ И ЛЕСТЬЮ

К ДУШИТЕЛЯМ СВОБОД, ТИРАНАМ И ЦАРЯМ,

ВСЕГДА С БЛАГОЙ ЧУЖОЙ, И ОЧЕНЬ НУДНОЙ ВЕСТЬЮ,

ПОРОЙ ОДЕТА ТАК, ЧТО ВЕСЬ НАРУЖУ СРАМ.


А ПЯТАЯ СМОГЛА БЫТЬ ИСКРЕННЕЙ И ГОРДОЙ,

ПОПРОБУЙ-КА ЕЁ ХОТЬ ВЗГЛЯДОМ ЗАЦЕПИ!

И ПРАВДУ, КАК ПСАЛОМ, ШЕПТАЛА ТИХО, ТВЁРДО, -

ОНА-ТО И СГНИЛА, В ОСТРОГЕ НА ЦЕПИ.


БЫЛА ОНА НАГОЙ, НЕВИННОЙ, БЕЗЗАЩИТНОЙ,

СВЯТОЙ, КАК БОЖИЙ ДУХ ЕСИ НА НЕБЕСЕХ,

КОГДА ТЮРЕМЩИК ЕЙ ИЗРЕЗАЛ ГРУДИ БРИТВОЙ,

И НЕТ У НАС ДРУГОЙ…. А ЭТИХ – НА… ВСЕХ!

АЗъ (Из книги «Буриме»)


ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?
3. ГРОТЕСК КАК АЛЬТЕРНАТИВА РЕАЛЬНОСТИ
В этом смысле ГРОТЕСК похож на ФАНТАЗМ или СОН НАЯВУ.

Как и НЕВРОЗ, гротеск «не говорит глупости», это острое, почти болезненное восприятие вещей; ему не надо воздействовать на отдельного человека или на общество в целом, он нужен для другого. Для познания, а не идеологии.

Конечно, я, как поэт гротеска, этого старого как мир «нового жанра», тоже имею дело с тем, что называют бессознательным. Потратил много лет на изучение различный авторов в этой области, в основном иностранных (Фрейд, Ференци, Гроддек, Лэнг, Лакан, Спинелли, Юнг, Винникотт и др.) и пришёл к выводу, что никакой стоящей теории поэзии, теории личности, теории аффекта, теории болезни и здоровья не существует. Так же как и теории гротеска, которая тесно с ними связана. Её ещё только предстоит создать. Ясно одно, что вся наша жизнь - гротеск, особенно если задуматься о божественном предназначении человека и его земной сущности. А потом сравнить их с конкретными человеческими мыслями и делами. В моем блоге на «Снобе», их очень хорошо описывают в передовых статьях. А раньше, во времена античности, гротеск был естественной составляющей жизни и быта простых людей.

Картинка: Приап. Помпеи . 1 век н.э. Пример «ископаемого» гротеска.



Приап – сын Афродиты, бог плодородия, полей и садов. Считался защитником бедных, в честь его устраивались торжественные шествия и песнопения (хотелось бы послушать хоть одно)).

Из «достижений» Приапа известно четыре:

- победил говорящего осла в состязании в длине членов;

- пытался соблазнить Вакха, бога виноделия, вдохновения и религиозного экстаза;

- почти изнасиловал Весту, богиню семейного очага, но ему помешал тот же осёл;

- обучил бога войны Ареса владению оружием (мне это особенно понравилось – АЗъ).

Я бы назвал его «богом гротеска» или, говоря словами А.И. Герцена, «демоном любви и негодования». Которого видно, когда человек пребывает в слезах или смехе. Ведь и юмор, и отчаяние – продукты нашего бессознательного. А оно способно не только добывать глубинный смысл из недр филогенетического опыта, но и искажать его до неузнаваемости. Впрочем, какие-то основные черты этого смысла, как мы знаем, во всех видах деятельности остаются)). Иначе вся наша жизнь превратилась бы в сплошной абсурд.

Тем не менее. О любом человеке или феномене в любой момент можно сказать: он не такой, каким он был (есть, кажется или хочет казаться). То есть: это неправда, что он - это он (сейчас, в прошлом или будущем). И это утверждение будет истинным. Ведь мир постоянно меняется, и меняется наше отношение к нему. Такие мысли о фальши и непохожести приходят нам в голову каждый день, и не только о людях, странах, отдельных фактах, философских доктринах и явлениях природы. Но и о наших познавательных способностях тоже. Но как всю эту неправду жизни выявить и изобразить? Мне кажется, ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ГРОТЕСКА, КАК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЖАНРА И НАПРАВЛЕНИЯ - ВОЗМОЖНОСТЬ БЫСТРОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ФАЛЬШИВОСТИ, ИЛЛЮЗИИ ИЛИ НЕРЕАЛЬНОСТИ БЫТИЯ.

ВЕДЬ ЛЮБЫЕ ЛОЖЬ, АМБИЦИИ, ФАНТАЗИИ, ИДЕОЛОГИИ, ПРЕДВЗЯТОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ И ПРОЧЕЕ ТВОРЧЕСТВО МОГУТ БЫТЬ ЧАСТЬЮ ИСТИННОГО БЫТИЯ, УРОДЛИВОЙ ИЛИ КОМИЧНОЙ КАРИКАТУРОЙ НА БЫТИЕ, ИЛИ ДАЖЕ НЕВЕДОМОЙ НАМ ПОКА АЛТЕРНАТИВОЙ БЫТИЯ. ОСТАЁТСЯ ВЫЯСНИТЬ, КАКАЯ МЕЖДУ НИМИ СВЯЗЬ В КАЖДОМ КОНКРЕТНОМ СЛУЧАЕ.

Гротеск, конечно, это не сама правда, не претензия и не пародия на правду. Это не сатира, не критика, не ток-шоу и не идеологическая война за правду, которой нет. Это, скорее, философия правды, то есть попытка назвать вещи своими именами, о чём мечтали Гегель и Конфуций. Повторю, что гротеск не реальность, а антитезис реальности, её психологическая, нематериальная составляющая. МАСТЕР ГРОТЕСКА - тот, кто может её увидеть и передать с помощью художественных средств.

Вот сейчас модно рассуждать об оральном или анальном сексе. Хорошо это или плохо, и в чём гносеологические корни этого явления (что именно мы хотим познать, будет ли это познание достоверным, каковы границы этого познания и так далее)? Сразу же напрашивается связь всего вышеизложенного с сексуальностью, Фрейдом (который просто заявил, что женщинам нравится брать член в рот), бессознательным и психоанализом в целом.

Есть ли в моих рассуждениях о гротеске место для психоанализа? Да, Я УЧИТЫВАЮ, но не принимаю безоговорочно, достижения различных школ психоанализа (топика, толкование снов, Эрос и Танатос, происхождение неврозов, комплексов, архетипов). Точно так же, как и наставления философов в области онтологии (Аристотель, Ницше, Хайдеггер и другие) и экзистенциальности бытия (темпоральность, присутствие, забота, здесь и сейчас, и т.д.), а также терминологию Гегеля и феноменологию Гуссерля. Ведь они чем-то связаны между собой, наверное, рассуждениями о душе.

Так что там, где трудно, но хочется докопаться до истины, а других вариантов выразить свою мысль нет,- буду в дальнейшем изъясняться с помощью психоаналитических и философских терминов (да простит мне Бог).

Под бессознательным, например, я понимаю существование ряда психических феноменов без вмешательства и контроля сознания.

Привожу пример с помощью песни. Ведь любой мой читатель может в любой момент моего изложения сказать: «Так и я умею! Мурку давай!» Вот вам и моя «мурка», созданная из народного творчества и традиций гротеска. Ведь мурка, в переводе с жаргона, это воровка, и, одновременно, агент МУРа. Воровской авторитет и, в то же время, мелочная баба, которая любит кольца и браслеты. Демон и любви, и негодования. В ней явный перевес формы над содержанием. Поэтому так хорошо сохранилась)). Cм. раздел видео


ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?

4. ГРОТЕСК И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Ну, что ж. Продолжим. «Ударим психоанализом по метафизическому бездорожью». Спасибо всем за будущие комментарии! Тема-то для нас актуальная, зачем же стыдливо уходить в сторону. Надо высказаться.

Конечно, проще психоанализ не признавать, так же как и душу, Бога, ноумены, трасценденталии и понятия вообще. Зачем? Ведь есть физика, материя, причинность и условные рефлексы. А как насчёт нелокальности? Кто определяет уровень реальности более глубоких физических процессов вне известного нам пространства и времени? Которые не абсолютны и не непрерывны (меняется время – меняется пространство и наше положение в нём)?

В психоанализе всё наоборот. Есть Я (душа, сознание, идивидуальный дух, монада, внутренняя сила или энтелехия, заключающая в себе цель и результат), связанное с невидимыми высшими силами и вечностью. И есть Оно с влечениями, инстинктами, мотивациями, потребностями, волей, способностью мыслить и заставлять нашу физическую оболочку действовать. Психоанализ это больше, чем психология, которая изучает сознание, то есть опыт жизни, психические процессы и состояния, связанные с восприятием и познанием себя и мира для нахождения путей взаимодействия. Психология только штампует понятия, а психоанализ их анализирует, разлагает по признакам на составные части, в том числе умозрительные и связанные с бессознательной символикой, наделённой тайными смыслами.

Именно психоаналитическое Я является творцом времени, видимой гармонии мира, законов, причин и тенденций, путём трансцендирования, то есть связывания своего содержания, своих внутренних свойств, с внешними. Так что, в определённом смысле, наши понятия – часть как внутреннего, так и объективного мира. И они способны его объяснить нам самим, если мы в чём-то сомневаемся. Конечно, если мы захотим)).

Если кратко: свойства физических процессов и единого пространства-времени (Эйнштейн) на человека не всегда распространяются. Гегель (с его Абсолютом и всеобщими понятиями) почти всегда прав. А Кант прав частично (непознаваемые вещи создают для нас явления, которые мы способны понять лишь субъективно). Индусы и Экклезиаст образно пытаются объяснить время, как причину всего: рождений и смертей, чувств, мыслей, поступков, болезней, бытия и небытия, то есть – душа это время, гармонизирующее начало (поэтому она бессмертна и способна на пребывание в раю или перевоплощение), - не знаю, насколько они правы, но мне это нравится.

А как у вас, дамы и господа, с либидо?)) Это ведь тоже важно выяснить, прежде чем описывать психоаналитические парадоксы и способы их применения на практике (например, потерпеть, или пойти куда-нибудь в хорошее место и «абреагировать»).

С точки зрения психоанализа, гротеск это не галлюцинация, а упорядоченное погружение в ФАНТАЗМ. Это непростое понятие. Фантазмом чаще всего называют инсценировку исполнения запретного желания (с помощью образов, знаков, символов, повторов, ритуалов, заклинаний и т.д.). В том числе и с помощью литературы, искусства, Интернета, публицистики, да и политики тоже. Модель психической жизни в целом - бессознательная фантазматика (в России большинство людей сказали бы «маразматика», но это уже другое).

Тут надо читать Ференци с его стадиями «магически-галлюцинаторного» могущества, которые проходит каждое человеческое существо, прежде чем научится приспособить свои мысли и чувства к безжалостным фактам реальности. А до этого оно пытается воздействовать на окружение с помощью магических мыслей, жестов и слов. Потом «оно» взрослеет, но вера в своё детское «могущество» где-то в глубине остаётся.

Когда-нибудь затронем и эту тему (гротеск и невротический образ мыслей и чувств). Если кого-то ещё интересует психодиагностика.

То, чему удаётся попасть в сознание (самовыразиться с помощью сознания), я называю психическим содержанием реальности в экзистенциальном времени и пространстве. Это на самом деле гротеск, появляющийся в результате слияния бессознательных отрывков представлений, желаний, конфликтов из прошлого и фантазий на тему будущего.

Гротеск - более связный и понятный сценарий, чем сон и сон наяву. Он дальше уходит от детских желаний, впечатлений и событий, но всё ещё комичен, так как цель работы психического аппарата (по Фрейду) это сковывание излишней энергии влечений с помощью ассоциативных связей, компромиссов, даже ценой замещающих образований, ложных образов и симптомов, которые почти всегда могут давать эффект комизма. Или выдаваться за остроумие.

Во сне любые значимые (не обязательно сексуальные – АЗъ)) факты реальности и абстрактные мысли выражаются символами или искажёнными цензурой зрительными образами (что делает содержание сна абсурдным или зашифрованным). Только при «вторичной обработке» бессознательного материала в сознании или «предсознании», ничто уже не мешает использовать слова, фигуры речи, умолчания, намёки, цифры, богатство грамматических форм. И даже, порой, пошлости и грубости. Которые и формируют гротеск.

Однако никакой избыточной рационализации в сознании нет, ибо попадающий туда психический материал предназначен для «внутреннего пользования». Его хранение в виде «гротеска» не представляет опасности, так как обычно этот материал не выбрасывается в окружающий мир без ещё одной, окончательной, обработки с помощью Сверх-Я в соответствии с «принципом реальности». Его цензура ещё более сурова. Даже дети иногда «стесняются» своих мыслей, предшествующих их высказыванию при взрослых (а девочки краснеют и прячут лицо)).

Я согласен с Фрейдом в том, что фантазмы и сны наяву возможны, благодаря попустительству цензуры. Почему? Вероятно, это попустительство действует избирательно в отношении какого-то очень важного материала, чтобы иметь возможность сохранить и его, и уровень ещё несвязанной части энергии влечений внутри психического аппарата, для дальнейшей разрядки. Например, с помощью повторных ярких переживаний, острот, шуток, пословиц, повторов, сатиры, ругательств. Короче, чисто ЯЗЫКОВЫХ СИМВОЛИЗАЦИЙ. В зависимости от того, кому что надо.

Итак, часть нужного нам психического материала хранится в предсознании или сознании в виде гротеска. Когда этот же или похожий материал читатель видит на бумаге, он легче пропускает его, через частокол представлений, назад в «предсознание». Не подвергая его даже частичному изменению, которое теоретически должно быть противоположно вторичной обработке или работе цензуры. А что, редактор же пропустил, люди читают, тираж не арестовали, значит, можно и мне.

Зачем это людям надо? Не проще ли жить по правилам и не допускать критики и всяких безобразий (в виде секса, мата, диссиденства и т.п.) вообще? Приведу простой пример. Давно известны способы мнемотехники, когда для запоминания сложного или очень объёмного материала, его представляют в эротическом, антисоциальном или комичном виде. Если обработка прошла удачно, храниться этот материал будет до конца жизни индивида, как фраза «каждый охотник желает знать, где сидят фазаны» и использоваться в практической деятельности. А если подобная фраза в стихах или заклинаниях, да ещё нецензурных? Но в этом вам никто не признается.

Поэтому художественные средства гротеска - максимальное приближение к тем формам и видам сохраняемого психического материала, которые уже связаны ассоциациями и цензурой, но ещё не настолько, чтобы полностью соответствовать «принципу реальности». Именно благодаря своим художественным особенностям, своей художественной образности, гротеск и способен быстро проникать в сознание, запоминаться, анализироваться, вскрывать и отражать противоречия самой, породившей его, реальности нашего бытия. При этом экономится психическая энергия, которую, в процессе эволюции, люди научились использовать для других видов деятельности.

Тут надо учитывать, что сознание человека не равняется психике, и я бы не рискнул назвать гротеском всё то, что в сознании происходит. Например, есть ещё интеллект – для манипулирования предметами и самими людьми. Но факт заключается в том, что сознание с психикой тесно связано не только на уровне «тестирования реальности», но ещё и творчества, сублимации, сновидений, симптомов, представлений и так далее.

На сегодня достаточно. Хотите ещё песен? Их есть у меня! В обмен на комментарии, ес-стеств-нно. Самые яркие примеры гротеска я нахожу в жаргонах русского языка. Вот где «собака зарыта»! Например, преступный мир находит настолько нетривиальные и не повторяющиеся названия обычным предметам и действиям, настолько они образны, смешны, контрастны, алогичны, иногда благородны, иногда уродливы, - что поневоле начинаешь их анализировать и сравнивать с образцами нашей обычной современной речи. Которая давно превратилась в бездушные и лишённые реальности штампы. «Новояз!» - сказал бы Дж. Оруэлл, и был бы сто раз прав.

Я не имею в виду «гумпомощь» от «кабмина» или «хэштеги» с «эмуляторами», я о молодёжи. – А этот кун на жизу говорит жусть. Типа: я круче всех! – Кирпидон забитый. Надо ему по ебасосине настучать!

Если уж выпендриваться, друзья мои, говорили бы, как приводил пример В. И. Даль, на языке питерских мазуриков: «Стрёма, каплюжник! Перетырь жулику, да прихерься» (Атас, мент! Передай пацану и притворись пьяным», - АЗъ).

Или вот тотемная фраза: «Что делаете»? Ответ обычно такой: «Да вот, кулимся, делать-то нечего. Мужики виньячок дринкают, хиповые гирлы песни поют. Похавай и ты». Владимир Иванович Даль предупреждал насчёт заимствования слов на Западе: «Мы убьём и погубим последние нравственные силы свои»!

Даже слова, попавшие в академические словари, он критиковал, как искусственные или случайные. Вот как, по его мнению, звучал бы ответ на вышеупомянутый вопрос на таком, переиначенном русском, языке: «Безделя! Лохи биряют гомзу, аламанские карюки курещат курески. Побуздай с нами». А мне нравится. Лучше на псевдорусском, чем на псевдоанглийском.

Но я не учу говорить по-фене, боже упаси. Просто у преступников совершенно по-другому работает воображение, они же не связаны никакими ограничениями. Возьмите Шекспира: что ни персонаж, то убийца. Зато сколько мрачного величия, сколько оригинальных оборотов речи. Иногда им ещё надо быть безумцами, чтобы автор мог, не боясь цензуры, свободно высказывать свои мысли его или её устами.

Моя песня это так, научный пример настоящего, гротескного, жаргона. Смотрите, а то ютюб забанит, уже заменжевались!


ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?

5. ГРОТЕСК ИЛИ ОЧЕРЕДНОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО? ДЛЯ ЧЕГО ОН ВООБЩЕ НУЖЕН?

Из чего состоит человек? Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши девчонки, - мы уже знаем. Но человек вообще, который и звучит-то гордо, не то что «состоит»? А никто этого как не знал, так и не знает! Потому что уже не интересно. На судьбы мира это ведь, как раньше, не повлияет. Вот ещё сто лет назад, или двести, всё было предельно ясно, во всяком случае, исходя из насущных потребностей этого самого человека: земля, воля, хлеб, зрелища. Ещё, если копнуть: лира, кисть с мольбертом, перо, а то и иконы с хоругвями. Патриотические гимны и царь.

Ныне всё проще. Человека окружают четыре ипостаси (в переводе с греческого на латынь – субстанции): деньги, секс, преступления и… обман. Об этом пишут, видят на экране, об этом спорят учёные, мечтают юноши и, заполучив, горько жалеют девушки.

Чувствую, сейчас мой читатель оскорбится и переключится на что-нибудь более интересное и захватывающее. Или скажет: «А ты-то тут причём, со своим гротеском? Его нам в жизни и без того хватает. Не хотим быть клоунами среди пидоров…» - и так далее.

Граждане, послушайте меня! Гротеск это не цирк, это серьёзно. Это как последняя граната, когда патроны уже кончились, а в штыки на пулемёты не попрёшь. Или как молитва. Или детские стихи: не будешь же детям сразу читать Кафку.

Вот я всё забываю попросить у читателей прощения за мои «бедные» рифмы и простенькие сюжеты. Для высокой поэзии они, конечно, не годятся. Но у меня чаще всё-таки песни, а не стихи, или, точнее, пародии на тот «гротеск», который другие поэты и литераторы сами допускают. Или допускали в давние времена, и не стеснялись этого. Я прочитал бесконечное количество русских стихов, чтобы выбрать из них лучшие, и там, к своему удивлению и удовольствию, нашёл этот самый стиль или художественный приём (способ создания образа, который ни на что другое не похож). Оказывается, и тогда гротеск был для чего-то нужен! Теперь привожу такие стихи в эпиграфах.


Пусть мошенник шарит, невозможно дело;

Срезана мошонка, государство цело!

Тал лал ла-ла, ра-ра,

Плутишку он пара.

А. Сумароков, «Хор к обману» 1763


ХОР К РАЗРУШИТЕЛЯМ


СРЕЗАНА МОШОНКА, ОСТАЛЬНОЕ ЦЕЛО,

НУ, А ВАМ КАКОЕ ДО РОССИИ ДЕЛО?


ВЫРАСТЕТ ДРУГАЯ, БОЛЬШЕ, ЛУЧШЕ ПРЕЖНЕЙ;

БУДЕТ ПОПРИЛИЧНЕЙ, БУДЕТ ПОПРИЛЕЖНЕЙ.


ПОСМОТРИ, КАК ЛЮДИ ХОЛЯТ ЕЁ, НЕЖУТ!

ЖАЛКО, СНОВА ВОРЫ ПОДКРАДУТСЯ, СРЕЖУТ.


ЗЛЫЕ ИХ ДУШОНКИ, ЖАДНЫЕ, КОСЫЕ, -

ВИДНО, БЕЗ МОШОНКИ ТАК И ЖИТЬ РОССИИ,


ПОНАПРАСНУ МУЧИТЬ ГОСУДАРСТВА ТЕЛО…

НО, НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ, - ОСТАЛЬНОЕ ЦЕЛО!


АЙ, ЛЮЛИ ЛЯ-ЛЯ, ЖИВА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!

ЭХМА ТРА-ЛЯЛЯ, ВАМ ПОКАЖУТ ИЗ КРЕМЛЯ!

***

АЗЪ, 1989



Скажете, слабовато? Куда уж мне до рифм и всяких тропов с синекдохами. Дай Бог, как Гомеру, смысл эпохи успеть передать)). Или, вы считаете, «мальчик передаст»? Не уверен…. Вот, В. Высоцкий, например, использовал изящные рифмы и отточенный стиль, самые интеллигентные, даже если частично народные, фразы и обороты речи. И обижался, почему его не публикуют. А смысл эпохи передал?

Я подхожу к самому главному. Исходя из моих определений, гротеск необходим человеку. Гротеск борется с механичностью, иллюзорностью, закодированностью, никчемностью, демагогией, запретами и лицемерием. Он делает наш внутренний мир богаче и открывает возможности для творчества, но не трогает традиции, историю, политику, религию и мораль. ЦЕЛЬ ГРОТЕСКА - КАТАРСИС, ОЧИЩЕНИЕ ОТ ГИПЕРТРОФИРОВАННЫХ И НЕЗДОРОВЫХ ЯВЛЕНИЙ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ СУЩЕСТВОВАНИИ.

У греков катарсисом назвали очищение души с помощью переживания трагедии (то есть, катастрофы) или эстетического воздействия искусства.

В психоанализе катарсис означает разрядку патогенных аффектов, то есть неравномерно накапливаемой, «зажатой» энергии влечений. Посредством её вербализации или телесной экспрессии. Цель – лучшее понимание себя и других.

Кому интересно - прочтите десяток-другой фундаментальных работ лучших представителей этой школы. И вы быстро поймёте, что не такие уж они были дураки, как их порой изображают. Просто не смогли довести свою работу до конца.

Ещё один важный принцип: ГРОТЕСК ВЫЯВЛЯЕТ ТЕНДЕНЦИИ, А НЕ ФАКТЫ. Его оружие - краткость, чёткость линий и завершённость образов, афоризм, юмор, сарказм, у художников - симметрия и повтор рисунка (АРАБЕСКА). Это не сюрреализм, с его использованием организующей силы бессознательного, симптомов и галлюцинаций, и не символизм, который пытается изображать тайные идеи и ощущения. Хотя символисты впервые поверили в соответствие внешних форм и субъективных состояний души (Maurice DENIS). А Odilon REDON прямо заявил, что его цель была «трансформировать человеческие эмоции в арабески». Кстати, сюрреалисты прекрасно понимали значение снов и реальности, пространства, ассоциаций, гротеска.

Ну, что бы ещё этакое важное, но всем понятное, заявить? Отличается ли гротеск от постмодернизма? Да, ибо он не заменяет разум интуицией и не уходит от традиционных ценностей. Гротеск как раз и может ответить на вопрос, как далеко способен постмодернизм завести человека и общество.

Ещё хотел бы сказать о некоторых понятиях, которые я использовал, но которые ещё не попали в словари и научные работы. Это «экзистенциальное время» и «экзистенциальное пространство», впервые о них написала в своей диссертации в Шеффилде М. Ушакова, мой музыкальный продюсер. Вот она, кстати, имеет степень магистра по психоанализу, после восьми лет обучения в Англии и практической работы там же.

Правда, анализ русских пациентов ей не интересен. Да он и не возможен. Кто не верит, пусть прочтёт работу Фрейда «Из истории одного детского невроза». И несколько томов комментариев к ней. Наши комментаторы почему-то больше обращают внимание на кастрированного волка, мысли мальчика о том, умел ли какать Иисус, или на неспособность Фрейда правильно интерпретировать русское выражение «Ё* вашу мать». А вот западные считают многолетнюю совместную работу австрийского аналитика и русского пациента уникальным терапевтическим опытом.

Конечно, слово экзистенция считается у нас почти ругательным. Это от того, что в Париже одной известной даме наступили на ногу, и она грязно выругалась при всем честном народе. Публика остолбенела, а дама с улыбкой сказала: «Вот видите, я тоже стала экзистенциалисткой». После чего Сартру пришлось написать целую книгу, чтобы оправдать свою философию. Но об этом потом. Если руки дойдут)).

Многие думают, что человек живёт в четырёх или даже шести измерениях: три пространственных и три временных (настоящее, прошлое и будущее, которые никуда не исчезают, а просто проходят перед нашим Я). Но тогда мир для каждого наблюдается свой, сугубо индивидуальный, со своим собственным временем, и таких миров столько же, сколько самих наблюдателей. Всё это довольно условно и мало изучено.

В каком пространстве существуют элементарные частицы? А Вселенная? А бессознательное, или та таинственная и грозная сила, которая из него исходит, и которую часто путают с господом Богом? Значит и протяжённостей тоже много, вплоть до параллельных миров. А русский Вася Пупкин, итальянский signor Pinco Pallino или латиноамериканский Juan Perez, в каких измерениях живут, что пьют и о чём думают?

Наверное, мы можем с уверенностью говорить только о некоторых значимых для человека видах упорядоченного экзистенциального пространства, дающего возможность возникнуть и существовать абстрактной человеческой психосоме. Которая, как многие утверждают, способна не только на механическое отражение бытия, но и свободу воли.

То же и со временем. Прошлое уже прошло мимо нас или оно под запретом, будущего ещё перед глазами нет, есть только фантазии на заданные кем-то темы, а настоящее - постоянно ускользающая связь между временами. Фактически у человека есть только четвёртое измерение - искривлённое в сознании ощущение здесь-и-сейчас в виде экзистенциального опыта собственного существования. Или времени, как ощущения судьбы, как ощущения взаимосвязи каких-то значимых событий, например, бесконечных рождений и неизбежных смертей.

Единственная доступная нам умозрительная реальность, как времени, так и пространства, - это то, что вне всяких сомнений было, либо должно было быть, либо обязательно будет. Осталось победить сомнения. Ведь откуда нам вообще хоть что-нибудь известно? Фактов очень мало, до нас доходят лишь отголоски истинной (актуальной) реальности. Да ещё в чужой интерпретации. ОК, учёные что-то знают, пичкают нас какими-то терминами, формулами, полями и дырами. И мы сами иногда их видим в виде образов, которые часто переживаются нами во сне, в фантазиях, творческом и болезненном трансе, как тени каких-то предков, а то и пришельцев из далёкого прошлого, изрекающих глупости или пророчества.

По-моему, это и есть глубинная суть гротеска. А иначе вы бы до этого места просто не дочитали. Сами через это проходили. А сколько ещё надо успеть сказать!

Таким образом, экзистенциальное время - это уникальная человеческая составляющая абсолютного, астрономического или физического времени. Я не возражаю, если его назовут универсальной «мерой» человека (от латинского tempus - время, по-русски темп - мера быстроты). Или от temperamentum, temperatio - надлежащее соотношение частей. Которое даёт возможность возникнуть и существовать самой божественной и непостижимой индивидуальной субстанции – душе. Уж она-то есть, будем надеяться. Которая, в свою очередь, гармонизирует тело, и упорядочивает мысли, события, переживания, опыт каждого конкретного человека.

Человеческая экзистенция (для тех, кто пытался понять, но давно плюнул на эти безрезультатные попытки), как и теория Фрейда об аффектах и влечениях, адекватных и смутных идеях, принципе удовольствия, - это намеренно запутанная концепция человека, изложенная в трудах Баруха Спинозы. Она заключается в том, что человек это не душа плюс тело, время плюс пространство, Бог плюс Природа, а единое целое, организм или личность. Помните, как в анекдоте, чукча отучился два года в партийной школе и вернулся к себе в стойбище, старики его спрашивают: «Ну, и что нового ты узнал»? – «Однако мы все ошибались. Вот, например, мы думали, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс - муж и жена. А это четыре совершенно разных человека!».

У Фрейда, как вы помните, есть понятие «психической реальности», это «особая форма существования», которая может иметь для человека такие же последствия, как и «материальная реальность». Она, предположительно, существует во времени и пространстве, которые тоже можно назвать экзистенциальными.

Гротеск имеет свои корни именно в этих измерениях. То есть, он индивидуален. Как следствие – может нравиться или рождать отрицательные эмоции, вплоть до отторжения (Спиноза говорил «омерзения»). Причём в разное время, или в разной обстановке, по-разному. Например, один и тот же клип с песенкой способен собрать миллионы восхищённых слушателей в сети, а через год от него будет уже всех тошнить.

То же касается книг, сериалов, прогнозов экономистов, анекдотов, выборов или разговоров об инновациях и инвестициях, улучшении образования и гигиене девочек-подростков.

Если, конечно, это не выраженный гротеск.

Итак, мы пришли к выводу, что гротеск объективно существует, и может быть описан, прежде всего, как феномен психической жизни и бессознательного символизма, и, далее, как художественный жанр, использующий специфические средства для быстрого раскрытия темы.

Гротеск может иметь терапевтическое и философское значение, он может использоваться как метод познания и метод предельно правдивого, безжалостного описания реальности. Больше того, сама наша жизнь, как часть всеобщего бытия и как форма индивидуального существования, может принимать форму гротеска. (Конечно, не без помощи тайных сил и высших духовных способностей, - тут я согласен с М. Метерлинком, - АЗъ).

По правде говоря, сидя за компьютером, представить себе всё многообразие гротеска сложно. Вот те, кто сидят в лагерях, например его, часто видят воочию. И даже делают себе на коже «партачки» (татуировки).
А можно обойтись без криминала, спросят многие из вас? Фи, какая гадость! Зачем нам эти страшные люди, преступники, бандиты и убийцы? Мы же больше об искусстве, об обществе в целом и личности в нём? - Ну уж нет. Конечно, я против убийств, бандитизма, беспредела и причин, их вызывающих. Но, во-первых, как говорится, от сумы и от тюрьмы не зарекайтесь. Во-вторых, это тоже люди, божьи создания, и относиться к ним надо так, как учил Иисус, пророки и древние философы: «Итак во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7-12). Если бы не было криминала и убийств с жестокостью и несправедливостью, то чем бы занималось наше телевидение? Кого и от кого бы нас защищали органы и полиция? От диссидентов?

Как и они, мы с детства и до самой смерти зависимы, беспомощны, подавлены, обречены на иллюзии. Иногда только чрезвычайные обстоятельства (а среди них и гротеск) помогают человеку осмелиться начать мыслить, начать освобождаться от власти ложных авторитетов, правильно использовать свой разум, понимать свою роль в мире и брать на себя ответственность за свою судьбу.

Если задача психологии и философии научить человека правильно жить и быть счастливым, то гротеск учит видеть мир таким, какой он есть, а заодно с миром видеть самого себя и других. И только после такого «прозрения» можно сделать простой выбор: служить власти или разуму. Повиновение сильной власти, сверхъестественным силам или «высшему существу» даст чувство защищённости и благоговения. Повиновение разуму – может принести с собой познание истины, братскую любовь, стойкое перенесение любых страданий и независимость. Но часто приходится познать и одиночество, и наказание, и зависть с презрением со стороны всех окружающих.

А психоанализ (я говорю с уважением) что говорит на этот счёт? Да то же самое. Гротеск и психоанализ имеют одну и ту же цель: научить отличать истину от лжи в самом себе. И уже она должна сделать нас свободными (З. Фрейд). Или, как учит Евангелие: «Царствие божье внутри вас есть» (Лк. 7-4).

Вам всё ещё не понятно, зачем природе и человеку гротеск? Ну, тогда скажу так: наверное, чтобы нас заметил Бог, чтобы вмешалась какая-то неведомая сила и всё исправила. С давних пор считалось, что храмы и капища, оргии с извращениями, пляски колдунов, боевая раскраска, - нужны, чтобы привлечь внимание высших сил. Теперь, конечно, остались только молитвы. Ну, там, мода, шлягеры и косметика. И купола)).

Парень умоляет: «Эй, Макарена, "dale a tu cuerpo alegria y cosa buena"! (дай своему телу радость, дай то хорошее, ради чего оно было создано)». А она мечтает о шмотках из магазина модной одежды. Вот настоящий гротеск! Поэтому эта песня обречена на вечную популярность.

Старость смешна и уродлива, Бог это замечает и забирает душу к себе. Половой акт - гротеск, начало отрицания пары, в результате которого появляется новая жизнь. Психотерапия – гротеск, но, даже если психоаналитик молчит, человек выздоравливает, понимая уродливость и комичность своей ситуации.

Да и сама болезнь, с этой точки зрения, гротеск, - попытка привлечь внимание. Точно так же, как истерия, магия, ритуал, кривляние ребёнка или клоуна. Работа в кино Чарли Чаплина - гротеск. «Броненосец Потёмкин» – гротеск. Майкл Джексон, кто ещё помнит, – тоже гротеск. Даже великие боксёры Кассиус Клей и Рой Джонс - очевидный гротеск. Для сравнения: Александр Поветкин – не гротеск.

Сон, как я уже писал, во всём похож на гротеск, это начало отрицания событий дня, чтобы встретить новую реальность. Но не только, гротеск нужен сновидению, чтобы его можно было запомнить, - точно так же легче запомнить иностранное слово, если оно смешное или напоминает нечто запретное. Зачем сну, чтобы его запомнили? Здесь я остановлюсь, так как придётся углубляться совершенно в другую тему. Как-нибудь в другой раз. Подумайте о пророчестве, о магии, о неправильных, непристойных словах и ритуальных действиях дикарей с целью сохранить тотем, род, засекретить важную информацию. А может быть, это сам Господь говорит с нами таким образом (ибо на каком ином языке ему с нами говорить)?!

Тюрьма, жизнь арестанта, суть кражи, преступления - тоже своего рода гротеск, попытка быстрого решения проблем или привлечения к себе внимания, - но заканчивается он совсем другой реальностью. Пьянство - несомненно, гротеск. А почему оно так популярно? Мы забываем, что оно, как и секс, сыграло огромную роль в возникновении цивилизации, временно освобождая человека от табу и давая простор творческой фантазии (конечно, этот факт учёные совершенно справедливо замалчивают и очень редко приводят в своих профессиональных публикациях и переписке). Шутка ли, без пьянства не было бы нашей цивилизации!

Для меня лично этого длинного списка феноменов, которые человечество давно и безуспешно пытается понять, разгадать и описать без такого мощного понятия, как гротеск, достаточно. Теперь посмотрим, что можно сделать, используя это понятие. Во всяком случае, в поэзии. Я подобрал много примеров и буду пытаться их вам показывать, с Божьей помощью, конечно.

Многие художники, без всякого сомнения, давно работают в этом направлении, хотя могут и не понимать, что именно означает гротеск. Можем и о художниках поговорить.

Немного о музыке, ритме, размере. В гротеске они должны как-то присутствовать или ощущаться, без этого ничего не получится. Как говорила В. Керчинская, которая писала музыку на мои стихи, «без музыки всё это венчики-бубенчики». Ещё существует мелодия, ведь она присутствует везде, где есть жизнь, и в стихах тоже. Может возникнуть хорошая тема для большой дискуссии.

И, наконец, о нравственности! Многие думают, что гротеск циничен и неэтичен, ибо в нем часто есть табуированная лексика, он не боится говорить о физиологии человека и других некрасивых вещах. Но помилуйте, это происходит потому, что гротеск по определению антитезис реальности, в которой полно красивых слов, понятий и событий! Каким же ему надо быть? Или уж лучше от него совсем отказаться.

А я приведу пример такого, почти безнравственного, гротеска, в виде песни «Каждый носит на себе…».

Да ещё позволю себе, попутно, вас развеселить. Вот, например, как вы назовёте человека грубого, странного, уродливого и комичного одновременно, который повторяет одно и то же? Уже поняли? Часто он говорит искренне, и даже безжалостно, якобы из благородных побуждений подчёркивая то, что ему не нравится в людях, «режет правду-матку», так сказать. Но всё равно, от него веет пошлостью, особенно когда он вставляет в речь «народные» выражения. А выглядит при этом так навязчиво и с таким апломбом, что хочется от него держаться подальше. Женщины его не терпят из-за его «любвеобильности». Мужчины - из-за его постоянного негодования, или из-за того, что, попав в его компанию, сразу же чувствуешь, что ты не там, где хотелось бы быть. Не в том обществе, стране, эпохе…

Кто это? Конечно, вы догадались. Ведь есть ёмкое русское слово. Хотя ясно, что это не один человек, а их много.

С уважением, АЗЪ.


ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ИЛИ НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ?

6. Зеленский: зелень, ЗэСэ, бурлеск, травести или гротеск?

Ну вот, слава Богу, всё позади, и на Украине новый президент. Сколько комментариев со всех сторон! Только психоаналитики молчат. Почему? Да потому, что слишком много политики, а в неё лезть ох, как не хочется. Но я сделаю исключение. Во имя гротеска.

Ещё раз повторяю, что гротеск это не пародия (внешняя серьёзность, но содержание ей не соответствует), не ирония, не бурлеск (изображение «высоких предметов «низким» стилем), не травести (изображение «низких» предметов «высоким» стилем). Гротеск это всё вместе, с намёком на реальность и с элементами её отрицания. Похоже, конечно, на переодевание в шутовские наряды исполнителей главных ролей в известной всем пьесе, но не так примитивно.

По выражению признанного теоретика искусства Жоржа Сантаяны, гротеск это суггестивно-монструозный концепт, "the suggestively monstrous". Но тем он и хорош, ведь он никого не оскорбляет, несёт в себе своеобразный юмор, простоту и доходчивость, и, вместе с тем, прекрасно подчёркивает абсурдность того, из чего бывает соткано наше бренное бытие. С нашей на то волей, или без. И имеет при этом неплохой терапевтический эффект, катарсис, так сказать, если верить Аристотелю и Фрейду.

И Владимиру Зеленскому. Он доказал это своими выступлениями со сцены: приносить восторг и облегчение публике он умеет. А вот сможет ли он её лечить, став главным психотерапевтом страны? И каким методом он воспользуется, какой теорией, как часто будут проходить сеансы, групповые или индивидуальные?

Так что без Фрейда и здесь не обойдётся. А я тут при чём, со своим гротеском? Да ведь давно не секрет, что Эдип и эдиповская ситуация, эдиповские страхи и загадки сфинксов это гротеск в чистом виде. Но основанный на научных фактах и изучении истории.

Вот представьте себе ситуацию. В гостях у Д. И. Гордона (Доренко уже нет) сидит сам З. Фрейд, и ему задают вопрос.


Д. Гордон: «Зигмунд Яковлевич, спасибо, что пришли. Я знаю, что вы ненавидите журналистов, а русских учёных мужей даже послали как-то к чертям за их непримиримое отношение к психоанализу. Но мы же теперь в другой стране. Да, у нас ещё ваше учение официально не признали, но мы уже близки к этому. Видно по настроению людей. Секса тоже стало много, и никто этого не боится.

- А я чем могу помочь? Да, у меня бабушка из Одессы, и мать тоже. Но на мове я не балакаю.

Д. Гордон: «И не надо, вы только скажите, а что теперь будет на Украине? Вы же украинскую душу изучали, пополам с русской, ну там Человек-волк, Карамазовы»?

- Я занимаюсь патологией духа, а не духовными проблемами наций и политиков. Вы хотите меня разыграть, сравнивая моего Эдипа с мифами и поведением славян в критических ситуациях? Так у вас ничего не получится! - эти ситуации не зависят от традиций и присутствуют у всех народов. С чего всё начинается? Свержение (хорошо, если не убийство) отца и замена его одним из братьев. А потом конкуренция между ними (в частности, кому будет принадлежать мать, власть, территория?). Какая разница, кто мать, ненька-Украина или mother-Russia, Донбасс или Крым, нефть или чернозём.

Культура и невроз – продукты одних и тех же психологических механизмов. А в их основе лежит слишком длинный период «младенчества» человека, как вида. Особенно это касается восточных народов. То, что существует в мифологии и обрядах первобытных культур, в тяжёлый момент может легко перерасти сначала в символы, а затем и симптомы психопатологических явлений в обществе.

Д. Гордон: «С этого момента поподробней, пожалуйста!».

- Да ради Бога. Хотя я в Него с некоторых пор особо не верю. Украинская культура, как результат исторической эволюции славян, имеет ряд характерных символов и ценностей. Я не беру чубы, сало, горилку и гопак. Я беру життя, гроши, незалэжнисть и волю. Волю вырваться из нищеты и рабства любой ценой. А кто помешает – убить гадов! И не символически, а самым натуральным образом. Так что бессознательный импульс отцеубийства в случае обманутых надежд легко перерастает в агрессию против любой власти, даже власти Старшего Брата, закона, богачей и их прислужников, лиц другой национальности и так далее.

Так что национальный характер, это методы выживания и самосохранения, а не умение петь песни, заглатывать галушки или вышивать рубашки.

Д. Гордон: «Но, уважаемый профессор, Эдипов комплекс – отжившая модель. Сейчас важен прогресс, экономический рост, творчество и самоидентификация.

- А я вам говорю, Дмитрий Ильич, что, после всех потрясений, Украина попадает в «первобытную эпоху», и выйти из неё можно, только перепрыгнув эту эпоху, как пропасть, и вступив в следующую, феодальную. Там тоже не сладко, но люди становятся мудрее и жертвуют всем ради стабильности, взаимной заботы и защиты. Они, независимо от происхождения, сплачиваются вокруг сильной фигуры вождя (отца, князя, гетмана, патриарха) и начинают терпеливо трудиться, выращивая будущие поколения и воспитывая в них прилежание и бережливость. Если такой фигуры нет – она должна появиться из глубин народа, так бывает всегда на крутых переломах исторических эпох. А до либерализма, равенства, братства и демократии ещё ох, как далеко!

И желательно никакого авантюризма, экспансии, агрессии внутри и вовне, никаких рисков и провокаций в головах людей. Иначе хаос, нищета, культурная, экономическая и психологическая дезориентация, вплоть до психоза и гражданской войны. Уж вы мне поверьте, я всё это видел сам.

Д. Гордон: «Это звучит, как выступление бывшего украинского депутата на ток-шоу первого канала в России».

- Да что вы понимаете в психодиагностике и глубинных психодинамических процессах? Вы тенденцию от инстинкта можете отличить? А деменцию прекокс от парафрении? В одной из своих научных статей («Дискуссия об онанизме», - АЗъ) я заявил буквально следующее: «Мне кажется, что у нас очень мало внимания уделяют онанизму». Так какой шум подняли! А ваш (пардон, уже не ваш) Ленин написал с издёвкой: «Мне кажется, у нас очень мало внимания уделяют кооперации», - и ничего. За словами надо видеть понятия, а за понятиями – идеи и сущности.

Как можно стремиться в Европу, садиться за стол с приличными людьми и не иметь никакого понятия о психотерапии? Вы о сеансе аналитика думаете так, как изобразил ваш Николай Гоголь: «- А что это у вас, дражайшая Солоха? – Будто вы не видите, Осип Никифорович! Шея, а на шее монисто. – Монисто? Гм! На шее монисто! Хе! Хе! Хе!».

Мы вопросов не задаём, ибо и так всё знаем. И к шее, или другим частям тела, нам прикасаться «своими длинными пальцами» нам не надо. Вы спросили, я ответил. Украине нужна сильная власть, а ей навязали прямо противоположное: никому не нужное, ибо ничем не подкреплённое, свободное волеизъявление, разговоры о войне, экономике, олигархах, политической борьбе и способах самоидентификации украинцев, как самостоятельного народа, строящего свою судьбу с помощью других цивилизованных народов! Вы видите, я избегаю грубых слов и специальных терминов.

А что вы будете делать, если возобладают инстинкты, и эмоции начнут подавлять разум? Никакие электрошоки и смирительные рубашки не помогут, Украину придётся изолировать, как страну, опасную для самой себя и других, тоже психически нездоровых наций.

Вам надо, как мы это сделали на Западе, перейти от индивидуальной к профилактической и социальной психотерапии. Чтобы избежать скачка от существующей в вашем бессознательном детской, необузданной и малоизученной, психопатии к взрослой неизлечимой агрессивности и преступности. Вот в Америке в своё время послушали меня, теперь у них психоанализ входит в систему психиатрии, и даже педиатрии. С этим-то и связаны успехи США в конкуренции с другими странами. Как и в Украине, американские матери чувствуют привязанность к каждому ребёнку и прививают ему любовь к успеху и богатству, но надо ещё думать о культуре межличностных отношений. Сколько можно болтать о сексе и полиморфной извращённости!

Д.Гордон: «Кажить, будь ласка, таки що нам робить, з нашим Президэнтом»?

- Изучайте историю. Что сделал Рим в подобной ситуации? Греки с одной стороны, варвары с другой, внутри хаос и беззаконие. Надо брать лучшее у тех и других.

По поводу типа личности. Я его видел только по телевизору (шутка – АЗъ), поэтому могу сказать одно: украинцам повезло. Человек небольшого роста, хорошо воспитанный, приятной внешности, не обременённый комплексами и сексуальными проблемами. В фамилии есть буквы «З» и «С», это серьёзный фактор для организации доминирующих психологических защит. Таковыми будут две радикально противоположные: идентификация с объектом или идентификация с агрессором. Например, жалость, сострадание, нежность (вплоть до мазохизма) по отношению к народу, но, в случае неудачи, вседозволенность, наглость, попытки подчинить всех своей воле (вплоть до садизма).

Д. Гордон: «Спасибо за интервью. Опять, бл… (далее невнятно, видимо звуки «ин», - АЗъ), всё зависит от самого народа! А зелёный цвет-то что значит? Доллары?

- Зелёный цвет это энергетика, поглощение, накопление, навязчивые идеи и влечение к избавлению от груза внутренних проблем. Те, кто ничего не смыслят в моём учении, объясняют всё это анальным характером. Мол, запрещают ребёнку трогать собственное дерьмо, он и становится злым и агрессивным. Говорить так – путать сознательное с бессознательным.

Читайте мои работы и работы моих учеников, если хотите в этом разобраться. На уровне чувств у Зеленского преобладает стремление к законности, разумность и упорядоченность. На уровне инстинктов – умеренность, осторожность, сдержанность в отношениях с другими, контроль и самоконтроль. В случае срабатывания преобладающих дифензивных механизмов (с целью избежать невротических изменений в психике), наступает, как у вас переводят «замена на противоположность». Я это называю «реактивными формированиями»: беззаконие, доведение до крайности, иррациональность, расточительство и инфляция.

Из более слабых тенденций (одной, пусть даже гипертрофированной, всегда бывает недостаточно) присутствует смелость, риск, воля к борьбе, сопротивление и непокорность по отношению к любому агрессору. На бессознательном соматическом уровне это терпение, основательность, поиск убежища и защиты, то есть, надёжных способов самосохранения.

А вот в плане давно, ещё в детстве вытесненных влечений и аффектов (увы, это неизбежно), – тревожность, страх, оцепенение и безволие. Сам человек об этом может и не знать, но, чтобы сохранить в себе имеющееся у него влечение к власти и могуществу, он будет привлекать в свою команду людей с маниакальной ориентацией на насилие и произвол, жадных, ревнивых и ненавидящих любые преграды на их пути.

Д. Гордон: «Достаточно, уважаемый профессор, умоляю Вас! А то ведь и меня посадят за такие прогнозы».

7. Всемирный день гротеска

Не знаю, убедил ли я кого-нибудь своими публикациями, или нет. У каждого свой подход, свой вкус к реальности, своя «чуйка». И гротеск каждый ощущает по-своему. Но, мне кажется, пора переходить к конкретным примерам. Начну, пожалуй. Так будет понятнее, что я имею в виду, и почему так важно достичь общего для всех понимания гротеска.

И вот какое у меня предложение.

Гротеск в чистом виде встречается редко, как благородный металл. Что ж, как говорится, тем более матери-истории ценен. Ибо добывать его приходится в поте лица своего. А может создать государственную программу по защите гротеска? Межправительственную комиссию? В конце концов, у нас 29 февраля – свободный от праздников день, так пусть в эту дату будет «Всемирный день гротеска»! Люди оценят. Ведь почему бы лишний раз не посмеяться над собой? И не наметить очередные задачи?

А авторитетный руководитель, или кто-нибудь ещё, выступит с речью. Хотите тезисы?

Товарищи!

Сегодня вся страна празднует День гротеска! Хочу напомнить, что в этой области мы давно уже опередили наших друзей и партнёров. Где-то пытаются что-то сделать, создают теоретические предпосылки, а у нас гротеск уже не только перерос опытные образцы, но и, не побоюсь этого заявления, давно уже превзошёл все действующие и будущие мировые аналоги. И это не старые наработки, оставшиеся со времён СССР, это то, чего до сих пор ещё нигде не существовало! (Аплодисменты в зале).

Но это ещё не всё. Я убеждён, что гротеск надо усиливать и развивать! Ведь масштаб задач, которые перед нами стоят, требует новых вложений в человека, в его способности и возможности, а как этого достичь без гротеска? И не надо забывать, что мы самая большая держава в мире. А какая держава – такой должен быть и гротеск. И здесь забот и поддержки одного правительства мало. Надо наращивать частно-государственное партнёрство, привлекать инвестиции из-за рубежа, разработать программы поощрения и поддержки этого важного для всех нас дела на местах.

Вот мы назначаем губернаторов, разве это не гротеск? А чем они занимаются у себя в регионах? Что они сами, без нашей помощи, делают для гротеска? Мы же видим прекрасно, что у них там на самом деле происходит, чем занята молодёжь, как ведут себя их депутаты, главы районных администраций, какая ситуация с пенсионерами, ветеранами, учителями и врачами. Что это за гротеск? Даже если кто-то и называет такое положение гротеском, то нам такой гротеск не нужен!

Теперь позволю себе привести несколько цифр. За прошедшие четыре года гротеск в экономике увеличился на 12 процентов. В сфере финансов – на 15 процентов. В сельском хозяйстве и сфере обеспечения граждан продуктами, жильём, в образовании и здравоохранении – на 50 процентов. Армия и космос – почти на 60 процентов. Телевидение и шоу бизнес – на 200 процентов! (Аплодисменты). Спасибо. Мне нравится ваша реакция.

Социальная сфера. Статистика говорит о том, что наши женщины довольны всем. За четыре года ситуация не изменилась. Ну и мы, конечно, тоже меры принимали. А вот мужчины у нас традиционно недовольны. Кто властью, кто зарплатой, кто своим статусом. Знаем об этом. Но вот заявления на операцию по смене пола, в количественном выражении, упали у нас на десятки, а то и сотни штук в год! Разве это не гротеск? (Бурные аплодисменты).

Конечно, тут мне подсказывают, в сфере коррупции он тоже значительно вырос. Я не помню цифр, там что-то около 325, 4 процента или 325, 75 процента, не помню точно. Но работа идёт, товарищи! Кто может сказать, что мы стали меньше арестовывать чиновников и должностных лиц за взятки и финансовые преступления? А их число растёт! Разве это не гротеск? (Аплодисменты).

В отношении международной политики. Тут показатели скромнее. Уровень гротеска, несмотря на санкции США и события на Украине, остаётся прежним. Но мы готовы к любому повороту. Если, конечно, наши партнёры, как говорит госпожа Захарова, тоже к этому движению готовы. И, можете быть уверены, на любой их гротеск у нас есть свой. Не симметричный, но более чем достаточный. (Аплодисменты).

В гуманитарной сфере и сфере культуры гротеск тоже неуклонно растёт. Не буду уточнять, вы знаете, о чём я говорю (смех в зале, аплодисменты). Не надо смеяться, вот недавно мне доложили, что такие песни как «Мурка, ты мой мурёночек» и «Гоп со смыком это буду я» (смех в зале) слушали и смотрели только 0, 00005 процента пользователей Интернета, вдумайтесь в эти цифры, товарищи! А песню Лазарева «Скрим» (название с английского переводить не надо? надеюсь, всем понятно?) посмотрели 50 миллионов человек. Разве это не гротеск?

Ещё раз повторю, я уверен, и это чрезвычайно важно: гротеск надо не только поддерживать, но и наращивать. И это не оговорка по Фрейду. Усиливать и доводить до конкретных результатов, ведь за гротеском стоят живые люди. И надо жёстче спрашивать с ответственных лиц. Что мы и делаем.

Вот возьмите правоохранительную сферу. Чем больше мы сажаем, чем больше преступников за решёткой, тем быстрее растёт количество преступлений. А блатных песен стало меньше на несколько порядков, разве это не гротеск? (Аплодисменты).

Группу «Ленинград» и то стали меньше слушать, о чём это говорит? Жанр так называемого шансона по-русски, частушек, уличных, народных и хулиганских песен уходит в небытие. Я сам, помню, в детстве, когда дрался в подворотнях и хулиганствовал на улице, никогда этих песен не пел. А ведь слух у меня есть (аплодисменты). Шпана пела, а я нет. И где теперь эти мои дружки, и где я? Это что, не гротеск? (Смех, аплодисменты, возгласы с мест).

Насчёт мата. Мы закон приняли о запрете матерных слов. Большинство людей нас поняли, материться почти все перестали. А ведь как было? У кого есть дети, знают. И Интернет здесь ни при чём.

Вот мне подсказывает министр культуры: мол, Пушкин, Толстой, Достоевский употребляли так называемую нецензурную брань. Но мы же с вами не пушкины, товарищи! У нас совсем другие задачи, в том числе в сфере русской словесности. И тут нам отступать нельзя.

Вот, позвольте вам зачитать одно письмо. Пишет мне поэт Александр Заецъ, тоже, кстати, автор таких песен, которые я не пою. И не слушаю. Хотя одна из них, про розовый абажур, мне понравилась.

ОТ ПОЭТА-ГРАЖДАНИНА - ГРАЖДАНИНУ НАЧАЛЬНИКУ
О ГРАЖДАНСКОЙ ЛИРИКЕ И ГРАЖДАНАХ РОССИИ


Ваше Превосходительство!

Запретить четыре из немногих оставшихся нам русских слов для творчества, это как запретить в медицине использование клизмы, снотворного, слабительного и обезболивающего. Это как прекратить пить, курить, собираться за столом, петь песни.

Но это и признак слабости государства! Почему бы сначала не запретить коррупцию, казнокрадство, вывоз капитала за рубеж? Почему не искоренить наркодилеров, террористов, растлителей молодёжи?

Вам доложили, что мат убивает духовность и лишает детей правильных стереотипов женщины, матери, семьи, прививает насилие, цинизм, агрессию? Что мат тормозит развитие личности, лишает бытие сакральной ценности и может изменить судьбы людей? Но ведь Вас обманули! Русский мат это не пропаганда и не жёлтая пресса, это не пошлый юмор и страшилки в кино.

Это гротеск, часть русского бессознательного, которое удалить или ампутировать нельзя. Конечно, бессознательное, например, сны, образы, мифы и герои, - не для выставления напоказ, не для рекламы, и это правильно. Но и не для публичного осуждения.

Приведу пример. Из четырёх (или пяти, восьми, может их ещё больше) запрещённых слов на первом месте стоит Х. Я не знаю, имею ли я теперь (как гражданин России) право полностью писать это слово?! Поправьте меня, если я ошибаюсь

Так вот, Х. Это не кирпичик, из которого строится наша реальность или формируется наша убогость и бес-культурность, а «оберег» против этой самой реальности. Символ деторождения, богатства, долголетия, непокорности врагам.

Оставьте нам хотя бы Х.! Пусть в непрозрачной упаковке книг и компакт-дисков, пусть хотя бы в озорных песнях, стихах, спектаклях, пародиях и сатирах для закрытых просмотров! Иначе свора приставов и судебных исполнителей добьёт нас и наших потомков.

Или вы хотите войти в историю, как человек, который ни-Х. не оставил людям? Не хотите? Тогда оставьте, не пожалеете!

Конечно, есть опасность, что в этом случае Вас будут вспоминать, как тирана, который только Х. и оставил, но это поправимо. Надо будет сделать что-нибудь ещё, и народ никогда так не скажет.

Василий Курочкин (1831-1875) как-то написал стихотворение «Двуглавый орёл», где были такие строки:

Оттого мы к шпионству привычны,

Оттого мы храбры на словах,

Что мы все, господа, двуязычны,

Как орёл наш о двух головах.

Уже тогда поэты боялись двуязычия! Кому нужны иносказания, подмены понятий, двусмысленности? Вот и я как-то раз сделал эти строки эпиграфом для вот такого гротеска на нашу действительность:


РАЗДВОЕНИЕ ЯЗЫКА


АХ ТЫ, Х. КРАСНОГОЛОВЫЙ,

ТЫ ПРИЧИНА НАШИХ ЗОЛ!

Х. ТУПОЙ, СЕМИВЕРШКОВЫЙ,

НАША МУКА И ПОЗОР.


ТЫ ВЕЗДЕ, КАК СБОР ГЕРБОВЫЙ,

КАК ЗА ЗАВТРАКОМ ПРИБОР.

ДАЖЕ В ИСКРЕННИЙ, ДУХОВНЫЙ

ПРОНИКАЕШЬ РАЗГОВОР.


ЗВУК ПОВСЮДУ ТВОЙ ПРИВЫЧНЫЙ

СЛЫШУ Я, КАК ЗВУКИ ПРИТЧЕЙ,

КАК В ПОСТЕЛИ СЛОВО «АХ!»

НА ПРИЁМАХ, НА БАЛАХ...

ИЛЬ МЫ СТАЛИ ДВУЯЗЫЧНЫ?


ИЛЬ ДРУГОГО НЕТУ СЛОВА,

ЧТОБ ГОСПОДЬ ПРИШЁЛ И СПАС?

ТОЛЬКО Х. КРАСНОГОЛОВЫЙ,

ВОТ И ВСЁ, ЧТО ЕСТЬ У НАС.


Разве Вы со мной не согласны? Каким-то седьмым чувством я чувствую – согласны! И последний вопрос: а где у нас, в России, люди вообще матом не ругаются? Да-да, есть такие места, и их очень много. Вы догадались! Это тюрьмы и лагеря. Там это не по понятиям. Смешно, уродливо, трагично, но – правда.

Прошу Вас, не надо нашу жизнь превращать в гротеск!

Подпись: А. Заецъ

Так вот я отвечу. Прямо с этой трибуны. А разве Ваше письмо, уважаемый гражданин поэт, не гротеск? Что конкретно вы нам хотите доказать, в чём убедить? Что у нас гротеска нет? Что мы сделали праздник для несуществующего в России явления жизни? Или что надо было этот праздник назвать по-другому? Вы на что намекаете? (Аплодисменты, овации, люди встают с мест, слышны возгласы: «Ура! Слава гротеску»).
Поздравляю всех с праздником!

***
Конец публикации. Продолжение следует.

АЗЪ
8 часть теории гротеска

ГРОТЕСК ИЛИ НЕ ГРОТЕСК

Харон. Синьорелли

Предвижу массу вопросов со стороны знатоков и простых читателей. Например, не спутал ли автор гротеск, как древний художественный стиль в живописи, с какими-то современными изысками в литературе и искусстве? И вообще, как можно словами вызвать те же чувства, которые вызывает причудливый орнамент настенного декора (Luca Signorelli, 1441 – 1523) или изображения уродливости бытия и наказания за грехи (Hieronymus Bosch, 1450 – 1516)? Нам что, надо вернуться в эпоху Шекспира, Сервантеса и Рабле? Или Гофмана?

И вообще, уже о гротеске писали такие уважаемые люди, как К.Ф. Флегель (1729-1788), Жан-Поль (1763-1825), М. Бахтин («Творчество Ф. Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса», 1940 – 1965) и Фольфганг Кайзер (1957), они уже все тайны этого явления раскрыли.

Попробую ответить, только наберитесь терпения!

Оказывается, творить и писать в стиле гротеск можно и в наше время, хотя и очень трудно. Не у всех получается. Или получается нечто другое. Так, в живописи сюрреалисты считали, что Bosch и Goya их предшественники, но они совершенно забросили технику рисунка, яркую прозрачность цвета и такой пейзаж, как у них. Они думали, что для выражения абсолютной реальности, существующей за пределами сознания, между сном и инстинктом, этого не нужно. А что же тогда нужно? Их главный теоретик (Andre Breton, 1896 – 1966), между прочим, бывший психотерапевт (как и я)), старался, прежде всего, насытить поэзию экзотическим смыслом и глубинным бессознательным содержанием. Но ведь этого для гротеска мало. Например: «Моя женщина с волосами цвета лесного пожара и мыслями, как вспышка жара» (перевод мой – АЗЪ). Такое обращение с бессознательным это даже не «чёрный юмор», как заявил хороший знакомый Бретона Зигмунд Фрейд.

Увы, гротеск, как эстетическое направление, на Западе не имеет под собой не только доктрины или психологического ключа к пониманию его истоков, но даже внятного объяснения своей символики, языка, своей экзистенциальной депрессивности и грустно-весёлой иронии. Скажу прямо: боятся! Вот, представьте себе на английском языке фразу: «Господа офицеры! Быть беде: наш полковник сидит на биде» (Козьма Прутков). А у нас в России и почище этого встречается, и не только в поэзии. И боязни не вызывает.

Как я уже писал, страх перед гротеском идёт от его инконгруэнтности обыденному опыту, от противополагания любого типичного образа установленному порядку вещей. Вот почему в реализме восемнадцатого века этот термин потерял свой дескриптивный и философский смысл и приобрёл уничижительный оттенок, гротеском стали называть нечто уродливое, ненатуральное и смешное. И до сих пор ещё называют. Но вот в романтическом девятнадцатом ему уже присуще положительное звучание, берущее начало от благородства помыслов, добродетели, мысли о превосходстве добра над злом.

Здесь пора упомянуть американского поэта и критика Edgar Allan Poe (1809 – 1849), автора «Tales of the Grotesque and Arabesque», а также нашего Пушкина, с некоторыми его поэмами и эпиграммами, которые сначала шокировали высшее общество, а потом вызвали чувство восхищения и множество подражаний. Например: «Напирайте, бога ради, на него со всех сторон; не попробовать ли сзади, там всего слабее он»? Дело было сделано. Гротеск был запущен в жизнь. Но как только его ни трактовали! Чуть что – сразу гротеск. Даже в наше время любой критик знает, если трудно объяснить нечто из ряда вон выходящее, надо вскользь упомянуть Эдгара По, и люди поймут, о чём речь.

Английский ценитель искусств John Ruskin (1819 – 1900) уже считал гротеск достойным превращения в респектабельный художественный жанр, хотя и был против того, чтобы он фигурировал среди других, более высоких проявлений искусств. В своём произведении «Modern Painters» он написал: «Тонкий гротеск есть одномоментная экспрессия (с помощью ряда вброшенных символов, образующих вместе самоуверенную и бесстрашную связь) тех истин, на вербальное выражение которых ушло бы слишком много времени». Ну, что ж, прекрасное определение, достойное, чтобы его взяли за основу.

Я бы только добавил, что истинный гротеск – не для высокодуховных личностей, которыми с некоторых пор переполнена наша культура, не для аскетических мудрецов и непорочных, но стремящихся быть самими собой философов. Он – для обычных людей.

Да, М. Бахтин много и подробно писал об истории гротеска. Особенно подчёркивая его телесное (анатомическое, медицинское) и религиозно-космическое (верх-низ) начала, возможности создавать глубинные и универсальные образы, подчёркивать внутреннюю бесконечность «индивидуальной личности». И такие общепризнанные аспекты, как создание поэтических образов, особая форма искусства, просто литературный приём использующий ругань и площадную (ярмарочную) смеховую культуру. Вроде всё написал, но только в конце сделал вывод, что надо кому-то это обобщить и создать единую теорию гротеска (раз он уже есть и им пользуются все, кому не лень). Это даже проистекает из нашей физиологии. Так устроен человек: отражает он мир, как зеркало, то есть, где левое – там правое, где верх – там низ, только разум его постоянно вмешивается и «ставит всё на свои места». А уж что там видит или чувствует художник, одному Богу известно.

А кому ещё не лень? Вот, например, философы и психоаналитики. Ф. Кайзер в 1957 году заявил, что гротеск – форма выражения страшного и непредсказуемого «Оно», которое владеет миром. Но тогда и невроз – гротеск, и извращение, и криминал, и паранойя с шизофренией. А Теофиль Готье в работе «Гротески» (1853) рассказал, что гротеск – французская национальная традиция. Кто бы спорил…

Но, если всё это так, то и мы можем сказать, что Россия – родина не только слонов, но и гротеска. Ведь ещё во времена Рюрика мы верили во всяких чертей, леших, кикимор и прочих упырей. Только где изображения и скульптуры наших дохристианских идолов? Исчезли. Последний раз я их видел в Архангельске, где-то в 1997 году. Продавали в гостинице «Интурист». Даже их боятся.

Ага, попался, - злорадно скажут некоторые. Это ведь когда было, весь ваш гротеск! Сейчас у нас эпоха гаджетов, электронных средств информации, блогов, подписчиков и соцсетей. Это раньше у вас была каменная глыба и каменный топорик, и вам надо было изобразить не окружающую действительность, а нечто такое, чтобы и через века люди приходили и удивлялись: да как же он это сделал, да что же это такое, и почему эдакое вообще возможно?

Вот я только что вернулся из поездки по Кавказу. Там много ранних христианских святынь, храмы с фресками, барельефы, изображения Бога Отца, Богоматери, Сына. Но в стиле гротеск, с фантастическими чертами лица, в непонятной одежде, с непонятными причёсками и атрибутами. Что, не хватило таланта? Да нет, всё остальное создано с необыкновенным вкусом и мастерством. Важно было передать неземную, непонятную людям, высшую суть религии. Жаль, на фото не получились, но привожу типичные изображения.

Барельеф армянского храма.
Севанская Богородица, неизвестный художник
А сейчас главное не в этом, - опять слышу голоса, - какие там каноны или иконы, главное это тема и методы её доставки. Глянец это одно, ТВ и Ютюб это другое, везде нужен свой event, content, subject, object, story telling, publicity etc. Тут не до гротеска.

Да, я согласен. Сейчас проблема не формы, и не содержания, а текста. Ведь доверие к нему утеряно, не спасает ни формат, ни сюжет, ни интриги, ни качество журналистики, ни даже хороший вкус. Всё наскучило, а кое-что, скажем прямо, уже обрыдло. Вот только переключиться не на что. Текст (я не трогаю религию) почти всегда один и тот же. Скучный, напыщенный, поучающий, перегруженный выдуманными сущностями и сюжетами. Культура, искусство, политика, музыка, даже психоанализ, - всё вокруг этого вымученного текста, текстуры, текстовки…

Но, господа! Настоящий хороший текст это не только идеология, шрифт, буковки, сигнал, формат, информация, но и символы, и то, что между строк (звуков, смыслов). Понимаете, куда я клоню? Как во всём этом разобраться, если нет понимания, понятий, ориентиров, авторитетов? Да, авторитетов, вы правильно поняли: это те, кто изобретают законы (а значит, имеют право их трактовать и нарушать). Конечно, без гротеска тут не обойтись! Хотя для этого и гротеска бывает мало, нужны харизма, искренность, драматургия, постановочный гений и эмоции. А вот ваша сказочность, фэйковость, комичность с неприличностью, - это вторичное, это, извините за грубость уже «базар». Но не гротеск.

Вы с надеждой смотрите на Запад? Уж там-то умеют делать достойные инсталляции и перформансы! Уж там-то настоящий, а не какой-нибудь блатной, или пост-культурный гротеск. Но вот, посмотрел я на днях парочку таких театральных, можно сказать, тотемных, спектаклей. Сейчас выскажу своё мнение.

Первый – «Йун Габриэль Боркман» Генрика Ибсена в Театре Наций. Мощное произведение, исполненное в современном стиле, со всеми атрибутами нашей теперешней жизни (включая компьютеры, лимузины и психотерапию по скайпу). Режиссёр Саймон Стоун (Австралия), театр-постановщик Театр Базеля, в главной роли выдающийся немецкий актёр Мартин Вуттке.

Такие постановки обречены на успех, ведь там есть все необходимые составляющие: идея, бренд, скандал, сплетня, интрига, алкоголь, «женские штучки», секс и сожительство (неважно кого с кем), деньги и карьера. Ну там, разочарование, бессмысленность существования в современном мире, попытки вырваться из болота экзистенции любой ценой и вздохнуть воздух свободы хоть раз в жизни полной грудью, а также непременные предательство, болезнь, смерть, даже грустная ирония и комизм.

А вот гротеска не получилось. Он там несколько раз торчал, как голова детёныша кенгуру из сумки матери, но так на свет и не выскочил. Что, Саймон Стоун не знает, что такое гротеск? Или намеренно не хотел его добиться? Да нет, он старался. Актёры ползали на сцене в пуху, то светили голыми пятками, то ещё какие-то части своих дряблых тел показывали. То истерически переругивались, воспроизводя напрочь исковерканные фразы Ибсена, взятые совсем из другой эпохи, а то и демонстративно молчали. И лупили по неисправному телевизору. И мат был, уж слово Scheisse звучало много раз, в контексте и вне его (кто не знает, это по-немецки б-во, х-ня, срач, г-вно и т.п.).

Казалось бы, чем не гротеск? Ан нет, главного то не случилось. Форма ни разу не превалировала над содержанием. Ибсен оказался сильнее. Какая уж там народная смеховая культура, если звучат культовые слова: «О, всех нас переезжают хоть раз в жизни. Надо только опять встать на ноги. Как ни в чём не бывало». Представляете: калека встаёт из крови и грязи и идёт дальше. Вообще на Ибсена ходят только те, кто понимает и вновь хочет услышать фразу: «Да вот она, природа человечья: какие ей не наноси увечья, она кровавой коркой зарастает, и выстоит и опрокинет гнёт» (Пер Гюнт). Для русских это особо актуально.

А 19 апреля с.г. нечто подобное нашей публике представил знаменитый театр Фольксбюне, Германия (в театре на Серпуховке). Это тот самый народный театр, который вырос из натурализма Э. Золя и был, как раз, создан для того, чтобы изучать поведение и психологию простых людей. За которыми скрывается жизненно важное для всего человечества содержание. По идее, должен получаться почти гротеск, но по-немецки: жизнь есть не только сентиментальность, всякая там любовь и мещанство, крестьянский секс и наивный прагматизм, но и естественный отбор, борьба за выживание, где побеждает сильнейший.

Уже название спектакля претендовало на гротеск: «Знакомые эмоции, смешанные лица». Компания старых людей пытается петь сентиментальные песни под музыку гениальных немецких композиторов, говорит и даже кричит о любви, о любовниках и любовницах, есть даже акробатический номер, изображающий групповой секс. Слабость тела и сила духа, уродливое и комичное, бессмысленность и какая-то тайна. Испитые лица и дряблые животы, голые ноги (современный театр из всего Фрейда хорошо усвоил только одно высказывание: «Грязная и вонючая нога есть сильный сексуальный символ», - АЗЪ); мешок с поломанными музыкальными инструментами (детские игрушки из Освенцима?).

Сильные актёры, сильный режиссёр, всё продумано и прекрасно подано. Но зачем было петь «Смело, товарищи, в ногу»? А юноша зачем бился в припадке эпилепсии при полном безразличии собравшихся (намёк на Достоевского?). Если это дань русской культуре, то кем там был кучерявый мальчик, который ел из собачьей миски и набивал объедками свои карманы? Всем всё понравилось, но это тоже не был гротеск. Перечисляю причины.

- Вместо катарсиса – «пир во время чумы», - как написал один остроумный критик.

- Нет народной смеховой культуры, есть только абсурд, сочетающий пошлое и благородное.

- Есть карикатура, но нет пародии, сатиры, комедии, магии, гипноза, подчёркивающих иррациональность мироздания.

- Нет лаконизма, краткости и чёткости (хотя была симметрия – два пианино).

Но всё же спасибо и за то, что показали. И хорошо показали.

Плавно перехожу к поэзии. Впереди лето, будет не до театра и не до поэтического творчества. Чайки будут кричать над Чёрным морем, и солнце садиться в виде разноцветного шара, каждый раз – как последний.

Только что мне, по чистой случайности, повезло: попала в руки корректура журнала «Вопросы философии» номер 5 за текущий год. Сам журнал неизвестно когда выйдет в свет, а там такое! Целых две статьи моих любимых авторов. «Эстетическое сознание Александра Блока» Виктора Васильевича Бычкова (заведующий сектором эстетики Института философии РАН, специалист в области пост-культуры, от её фундамента, предметов, практик, символов, и до метафизики, экзистенциальности и т.д.).

И «Эстетические взгляды Шарля Бодлера и их современное звучание» Надежды Борисовны Маньковской (тот же Институт, самый главный специалист по эстетике постмодернизма и эстетическому сознанию 20 века; она первая объяснила и продолжает объяснять широкой, и не очень широкой, публике откуда в искусстве России взялись эти самые «символы», метафизика и экзистенциальность, и откуда мы вдруг стали такими умными; то есть, Маньковская с блеском трактует (в частности) французскую философию, эстетику и поэзию с критикой).

Почему я так обрадовался? А потому, что там нашлось место и для меня, то есть, для гротеска, ведь и он, оказывается, имеет право на существование в философии искусства!

Не буду пересказывать содержание статьи Бычкова. Все читали Блока, разве можно забыть такие строки:

«Я шёл вперёд; а позади –

Он сам,

Всепроникающий и близкий к цели».

Правда, всегда хотелось узнать, кто Он? А заодно уж и то, что нас спасёт от бездуховности, бессмысленности и эгоизма? Но вот, пожалуйста, читаем, оказывается Блок сказал, что, кроме Него, поможет нам народная поэзия, которая «не знает качественных разделений прекрасного и безобразного, высокого и низкого». Поэт – лишь теург, посредник между сокровенным и лучезарным миром высшей реальности и миром явлений, символов, мистики, рабства и несвободы. За теурга – особое спасибо.

А вот Маньковская более конкретна. Бодлер известен нам, как автор поэтического сборника «Цветы зла». Но ведь он был ещё теоретик «прекрасного», философ и критик, презирающий всё низменное и безобразное в поэзии и искусстве вообще. За ним пошли тысячи других. Как объяснить одержимость демонами, плоть, ад, животное начало, культ наслаждения с одной стороны, и поиски Бога с другой? Читаем у Бодлера: живопись и поэзия – это духовный мир, а художники, особенно современные, испытывают неодолимое влечение к «безднам, полным грязи».

Ещё Бодлер, как объясняет автор статьи, писал, что любое искусство – различные лики Абсолюта. И критика его должна неизбежно и постоянно «соприкасаться с метафизикой» (только я бы добавил «и метапсихологией», ведь метафизика совсем не имеет дело с телом, даже незнакомым и прекрасным)). А метапсихология (по Фрейду) это и есть гротеск, ведь там нет морального и аморального, честного либо бесчестного, нет «насильственно навязываемых красоты, нравственности и пользы». Как и настоящая поэзия, гротеск это «вечное предчувствие и догадки».

А вот что сказал Бодлер по поводу формы и содержания (видит Бог, я у него этого раньше не видел, видел только у Чернышевского, иначе бы сделал ссылку в своих ранних публикациях): «Если идея становится важнее формы, то это уже не искусство, а политика, наука, просветительство». Маньковская относит сюда и массовую культуру, и арт-практики с позитивизмом, натурализмом, конструктивизмом, и эстетику невозможного и безобразного.

Но гротеска там нет. Ведь в нём, кроме отрицания реальности или протеста против навязывания чужой реальности, есть ещё, говоря словами Бодлера, лиризм, «пение души», «преувеличенное ощущение жизненной силы», то есть, атрибуты подлинного искусства. Как хорошо! Конечно, красоты в гротеске мало (может быть, только невидимая её составляющая), но есть символизм бытия, который должен уметь расшифровывать поэт и который есть «соответствие» земного и небесного. И в этом своя красота.

Зато в гротеске, как я считаю, много любимой Бодлером «суггестии» (магии, внушения, гипноза), без которой невозможно передать невыразимую суть вещей с помощью ощущений и чувств. Ведь искусство, это и «умение извлечь таинственную и символическую красоту из чего-нибудь гротескного и уродливого» (Бодлер о Готье).

И вот оно, под самый конец! То, о чём я предупреждал в начале публикации: Эдгар По собственной персоной. Куда же без него в разговоре об эстетике и философии искусства? Бодлер его очень ценил, чтобы не сказать больше. Ведь Эгар По обладает искренностью, без которой всё искусство в целом лишь ремесло, «которое выпирает», или «продукт деятельности буржуазного художника». А Эдгар По «бросался в гротеск ради любви к гротеску, что служит подтверждением искренности его творчества». После таких слов и я бросаюсь!))

Ещё одно ценное замечание автора статьи о Бодлере. Бодлер не только поэт, критик и философ, он ещё, очевидно, и психоаналитик. Ведь талант, по его словам, это бессознательное начало в человеке. И лишь бессознательное воображение позволяет понять нравственное значение цвета, контура, звука и запаха. Жаль, поэт не успел написать, в чём это нравственное значение заключается. Так и осталось загадкой до сего дня. Ничего, расшифруем. Если на это хватит времени.

Предвижу «вопрос из зала»: а что это за «Цветы зла», о которых все говорят, но которые представляют собой скучную и совсем не пошлую, и даже не злую, вещь? Читали, но ничего не нашли. А тут ещё и гротеск там появился, в чём он конкретно? Отвечаю, всё перечисленное – в языке. Французский язык не похож на русский и переводить с него иногда просто невозможно. Так что многие жемчужины и алмазы творчества французских авторов нам преподносят в «официальной» оправе. Или не показывают вообще. Так спокойней.

Придётся привести примеры.

Для начала возьмём всем вам известные стихи. Ведь говорят, что истинное искусство, настоящая литература и поэзия, всегда должны чему-то учить (совестливости, патриотизму, чистоте и порядочности). Вот и научили…. Как указывал тот же Даль (он, видимо, критиковал современную ему систему образования, ЦПШ и тому подобное): «За азъ да буки, так и … въ руки». Ох, как иногда хочется «живаго великорускаго»! Только где его взять? Но вернёмся к примерам.

НЕ ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Федул»

Федулушка, мой свет, какой это цветок,
Который у мущин блистает из порток?


Почти все атрибуты гротеска на месте, нет только превосходства формы над содержанием (или идеи над формой), нет магии, внушения, многообразия смыслов, предчувствия и догадки. Правда есть редкое качество «избытка здоровья», о котором писал Бодлер.

Пушкин А.С. «Брови царь нахмуря…»

Говорил он с горем
Фрейлинам дворца:
Вешают за морем
За х.. мертвеца.


Нет протеста, отрицания реальности, фантастики, уродства, безжалостной правды. Зато есть неожиданность, краткость и чёткость.

Бодлер Ш. «Той, что слишком весела»

И в упоеньи до утра
Я мог, сквозь губы те немые,
Нежней и ярче, чем другие,
В тебя свой яд вливать, сестра!
Перевод А. Ламбле

Догадка есть, и какая! Но этого ведь мало.

ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Девичье горе»

Горюет девушка, горюет день и ночь
Не знает, чем помочь;
Такого горя с ней и сроду не бывало:
Два вдруг нейдут ей, а одного так мало.


Обратите внимание, какая слабая рифма и неровный размер. Он что, не мог лучше?

Мог, мои друзья, ещё как мог! Только он (как и мы с Гомером)) хотел лучше передать будущим поколениям суть эпохи, в которой он жил. Ведь был секретарём у Министра просвещения и даже у самого Ломоносова!

Пушкин А.С. «Христос воскрес»

Христос воскрес, моя Ревека!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой целуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцелуй я не робея
Готов, еврейка, приступить -
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.


Вот вам и суггестия, и протест, и ощущение излишней жизненной силы, и источник идей!

Бодлер Ш. "Les Promesses d'un visage"

Tes yeux, languissamment, me dissent: "Si tu vieux,
Amant de la muse plastique,

Suivre l'espoir qu'en toi nous avons excité,
Tous les gouts que tu professes,
Tu pourras constater notre véracité
Depuis le nombril jusqu'aux fesses;

Tu trouveras au bout de deux beaux seins bien lourd,
Deux larges médailles de bronze,
Et sous un ventre uni, doux comme du velours,
Bistre comme la peau d'un bonze,

Une riche toison qui, vraiment, est la sœur
De cette énorme chevelure,
Souple et frisée, et qui t'égale en épaisseur,
Nuit sans étoiles, Nuit obscure!

«Догадайся по лицу»

Твои глаза мне говорят:
«Проверь их все, проверь подряд
Любые, даже злые, враки, -
От пупа и туда… где маки.

Глаза одно, другое - лица,
Совсем другое - ягодица!

Подумай сам, за что мне дали
Сосков две бронзовых медали,
Под животом две борозды
И эту гриву в полверсты,

Где так волосики толсты
Черны, закручены, густы,
Как эта ночка. Без звезды.
(Перевод мой,-АЗЪ, больше никто не рискнул)



Помните, Бодлер ещё говорил о нравственности? Хорошо по поводу нравственности выразился Александр Сергеевич Пушкин («Опровержение на критики»):

Но шутка (т.е. гротеск - АЗЪ), вдохновенная сердечной веселостию и минутной игрою воображения, может показаться безнравственною только тем, которые о нравственности имеют детское или темное понятие, смешивая её с нравоучением, и видят в литературе одно педагогическое занятие.

***

Приложение. Следующая песня, причём, обратите внимание, без мата и фени, которую я рискну вам представить, называется «Розовый цвет». Тоже гротеск, только сентиментальный. Такой редко, но бывает, из него и вырастают любимые народом шлягеры. Помните:

«Товарищ малохольный зароет моё тело/Зароет моё тело в глыбоке/И с шашкою в рукою/С метёлкою в другою/И с песнею весёлой на губе!»

Что интересно, никто из критиков ни разу не разбирал по косточкам рифмы, смысл, жаргон, художественные образы этого песенного гротеска! Да, там всё ужасно, но «привкус» эпохи всё-таки есть. «А мы же подавай им сыновьёв»…. Последняя фраза Сталину очень нравилась. Что нам даёт этот пример для теории гротеска? Да то, что гротеск должен быть ещё и безжалостным. Добавим в список признаков это слово.

В моей песне из жаргона только имя: «Шура». От жаргонного «шуроваться». То есть, женщина, которая «расшуровала» мне сердце.

Наконец, можно спокойно уходить в отпуск!

С уважением, АЗЪ



ИНТЕРВЬЮ

Интервью, взятое М. Ушаковой по случаю приезда в Москву поэта­песенника А. Заецъ 10 июля 2014г.


М.У. ­ Вот и отгремел сольный концерт мэтра в Москве! Но мы с ним расстаемся не надолго! Публика очень ждет Александра Заборского этой осенью 21 ноября, в день его рождения, в московском ресторане "Гнездо глухаря", на презентации нового диска "Белый параход". Он будет посвящён белым эмигрантам, жившим во Франции, чьи потомки, как мне кажется, до сих пор так сильно любят Россию!


Ведь, как сегодня выяснилось, главное в нашем «блатном жанре», для пришедших на концерт французов, немцев, англичан, и не только их, ­ это не бренчание гитары, не русский оскорбляющий слух мат и тюремная феня, а то,что это песни простого народа, стилизованные под "псевдо­воровские" каторжанские песни, история которых уходит ещё во времена сказок о Соловье Разбойнике, Кащее Бессмертном и Бабе Яге. Или я ошибаюсь?


А.Зъ. ­ Первые песни такого рода сочиняли о разбойнике Кудияре и Степане Разине, потом были народные сказители, скоморохи, Петрушки на ярмарках, куплетисты и эксцентрики. Михаил Савояров, Вертинский, Утёсов, Алёша Дмитриевич, ­ хорошо известны и во Франции, с такими песнями, как "Мурка", "Гоп со смыком", "Кирпичики", "Бублички", "С Одесского кичмана" и др. Во все времена власти эти песни запрещали, а исполнителей наказывали. Эти же песни поёт и А. Заборский, но по­новому, слова вроде похожи, а смысл может быть совсем другой. А ещё он открывает слушателям и совершенно незнакомые, и давно забытые песни. А главное ­ он работает в стиле "шансон", как это понимают именно во Франции, родоначальнице этого жанра.


М.У. ­ Ну-­ка, ну­-ка! Что же это за шансон такой, проясните, а то мы уже все переругались в поисках правильного определения понятия «русский шансон».


А.Зъ. ­ Это по-­нашему! Спорить до усрачки о том, что всем давно известно, но ни разу не заглянуть в словарь или энциклопедию. А всё очень просто. Шансоном во Франции называли в 19 веке продукт творчества «шансонье», то есть людей­песенников, авторов скетчей или сатирических песен на злобу дня, часто с юмористическим или политическим контекстом, а иногда и с чисто патриотическим, вспомните, например, «Марсельезу». Тут сбивает с толку то, что шансон в переводе означает «песня». А если перевести так: «Песня с большой буквы, Настоящая песня»? Ведь песня — просто текст, исполняемый под музыку. Но есть ещё «песня», как высокохудожественное поэтическое произведение, «Песня о соколе», например. А «Песня с большой буквы» это уже, как говорят в воровской среде, понятие.


М.У. ­ А что такое понятие?


А.Зъ. ­ Почитайте Гегеля, это он придумал видеть мир через призму понятий. И даже творить его, как он творит нас. Если кратко: это то, что не даёт умереть. Человек без понятий долго не живёт. А с понятиями — живёт, ибо знает, что в одиночку пропадёшь, и старается делать всё для общего блага. Подчёркиваю, не просто для «своих», «семьи»,«общака», а для блага простых людей. Даже если это сопряжено с риском и наказанием.

С конца 19 века и в первой трети века 20­го во Франции был расцвет жанра. Все великие шансонье известны не только на родине, но и во всём мире. Среди этих «творцов песен» достаточно назвать Эжена Потье, Беранже, Фернанделя, Пьер-­Жана Вайарда, наших Соловьёва­-Савоярова, Вертинского, Галича, Высоцкого. Этих поэтов запрещали, сажали, выгоняли из страны, но, странное дело, их популярность в народе была просто сумасшедшей. Хотя стихи были очень простые: вспомните песни Савоярова «Я босяк и тем горжуся», «Кисанька», «Погулял», «Алёша-­ша!», ­ если читать, то это бред собачий. А если брать во внимание исполнение, тембр, мелодию, интонацию, голосовые возможности — так это уже, чёрт­те что получается. Я долго думал, почему. Ведь Савояров часто «просто» пародировал других поэтов, например, Блока.

И получался шансон. Умение говорить правду, не произнося избитых фраз, ирония, эксцентрическая подача, вплетаемые в слова метаморфозы и нюансы, ­ делают стиль «шансон» привлекательным именно для простого народа. Русский шансон здесь не исключение. Клерк или политработник его просто не поймут (хотя Сталин любил и понимал).


М.У. ­ А что значит эксцентрики? Это справа или слева от центра?


А.Зъ. ­ Это обычные комики, но способные в изображении своих персонажей подняться до гротеска, буквально: «ископаемого, древнего искусства». Обычно они достигают этого путём алогичных и нелепых действий, уводя форму от содержания. Но гротеск ещё означает и вид мышления, сочетающего правдоподобие и карикатуру, логику и гиперболу, страшное и смешное, трагическое и недозволенное.


М.У. ­ Ура, и всё это есть в нашем любимом русском шансоне! Спасибо за лекцию.


А.Зъ. ­ Не надо обольщаться. Это очень трудный жанр. Если не верите, спросите у Аристофана, Рабле, Свифта, Гоголя, Кафки, Марка Твена. Чуть перегнул палку, и тебя зальют ядом и засмеют.


М.У. ­ То есть, задача русского шансона ­ делать песни для русского народа? Пусть это будут эксцентричные сюжеты с алогичными и нелепыми персонажами, пусть там попадается критика, жаргон, гротеск, ирония и пародии на известных поэтов и композиторов, главное ­ наличие юмора, сатира на злобу дня или, очень часто, ностальгия по прошедшим, «ископаемым» временам? То есть то, что близко и понятно простым русским людям: тюрьма, неволя, мечта о справедливости, безрассудство, пьянство и безысходность?


А.Зъ. ­ Тема белого офицерства также вписывается в этот жанр, как бы странно это ни звучало. Слова песен простые, безыскусные, но за ними кроется глубокое внутреннее содержание: любовь к Родине, защита идеалов, самопожертвование, верность один раз данной присяге. В песнях Заборского, впервые за много лет в России, появляются такие понятия, как честь, благородство, красота подвига во имя сохранения страны, невозможность или все таки «возможность» спасти и возродить старую, царскую и дворянскую Русь.


Что особенно интересно: Заборский уникальный представитель народа, он не учился музыке и пению, не имеет литературного образования, почти не выступал с публичными концертами. Его выступления, поскольку всегда были гонимы цензурой, не звучат на радио и телевидении, его нет в рейтингах и списках топ­исполнителей. Тем более интересно слушать его "вживую", с его грубоватыми, душевными интонациями, с народным, сибирским говором, с озорными комментариями и оборотами речи.

В Москве и Питере публика избалована звёздами и знаменитостями, и не очень реагирует (пока) на народный шансон с его юмором, арестантскими сюжетами и лексикой, незатейливым музыкальным сопровождением. Шансоном здесь называют обычные песни о любви и разлуке, без всяких "контекстов", протестов, запретных мыслей и намёков на давно прошедшие времена.

Да, когда-то это было в моде, но сейчас хорошая поэзия (не в смысле возвышенная или духовно­образовательная, а в смысле поиска истины), почти исчезла из песен гламурных исполнителей. Даже крутые, "жёсткие" исполнители песен русского криминала уходят от этого и предпочитают "правильные", то есть проверенные временем и одобренные властью, а не народом, темы.

М.У. ­ А правомерно ли вообще говорить о «блатном шансоне»?

А.Зъ. ­ А почему нет? Если песня актуальна (была актуальна, ещё будет актуальна) и её создал шансонье, то есть искренний человек, наделённый талантом и чувством эпохи, то таки да, это шансон.


М.У. ­ Как это?


А.Зъ. ­ «Срока огромные, у всех указ», ­ теперь это не актуально, но скоро может быть. «Марсельеза» гимн Франции с 1773 года, в 1940 году была запрещена, а в 1944 вновь стала гимном. Сорок лет назад я написал песню, где были слова: «В доме нищих разнузданный праздник, плачет мать, избивают отца», ­ люди мне говорили, что так не бывает у нас в стране, это злобный пасквиль. Нельзя писать о беспризорниках, проститутках и эмигрантах. И что теперь?

Эжен Потье написал гимн анархистов в 1871 году. Потом он стал гимном социалистов, потом — коммунистов, потом — комсомольцев, под именем «Интернационал». Что, сейчас он не актуален? Ещё как, просто мы знаем о нём из перевода Аркаши Коца, который выбрал из стихотворения только то, что было надо властям. А слова «чтоб дух тюрьмы навек пропал», «мы создаём все капиталы, что в сейфах подлецов лежат», «держава — гнёт, закон лишь маска», ­ это он скромно опустил. Попробуйте исполнить эту песню сейчас и окажетесь где?


М.У. ­ В суде.


А.З. ­ Умница. Вот такой же и Заборский. В далёкой провинции Заборского любят, поют и слушают, ждут новых альбомов. Такой противоречивый, но талантливый и неповторимый шансонье. Его можно сравнить с Феликсом Майолем, который участвовал в создании 495 песен, и все они держались лет по тридцать и больше. Можно сказать, последний в уже уходящей эпохе. Посмотрим, что будет с ним в Париже.


М.У. ­ Но вы ведь много раз бывали в Париже, Лондоне, Нью­Йорке, жили в Италии и других странах, где есть русская эмиграция. Как вы считаете, сможет ли Заборский покорить такую сложную и изысканную публику?


А.Зъ. ­ Эта публика — люди, которые понимают, что такое Русская душа больше, чем все мы вместе взятые тут в России. Они понимают и что такое настоящая русская песня, которая, как выяснилось, ими поётся за рубежом до сих пор, поскольку выполняет очень важную функцию: помогает сохранить русские традиции и не позволяет русскому человеку сойти с ума, и окончательно спиться от мучительного и принудительного расставания с Родиной. Ведь, как известно, вся боль и последствия тяжёлых психологических травм передаются по наследству.


М.У. ­ Это правда?


А.Зъ. ­ Правда, при близком знакомстве выясняется, что какой-нибудь успешных бизнесмен является правнуком русского белого офицера, жившего в Париже, и до сих пор страдает из­за того, что случилось с его семьей и с нашей страной в целом. Теперь многие из них не говорят по-русски, они практически превратились в французов. И, именно для этих французов, Александр Заборский планирует выступить со своей новой программой. Я помог ему отобрать новые песни, но попрошу также не забыть несколько старых, пусть в этой программе присутствует и некоторая ностальгия.


М.У. ­ А теперь о делах насущных. Уже вышел в эксклюзивную продажу триптих сразу трех дисков Александра Заборского. Подарочный диск можно приобрести только на территории «Горбушки» в Москве. Обложка для этого необычного проекта была создана известным русским художником, с привычным уже для многих псевдонимом «Вася Ложкин». Что вы думаете по поводу выпуска ваших с Заборским альбомов и продаже их в магазинах и на развалах?


А.Зъ. ­ Я не возражаю, хотя дело это заведомо убыточное. Мы с Сашей больше стараемся для людей нашего поколения, родившихся в сороковые или пятидесятые годы, они ещё помнят и мелодии, и слова, и обстановку, в которой эти песни создавались и исполнялись. Теперь их почти не осталось. Для молодых людей сейчас важен не человек с гитарой, а Интернет, не тюремная лирика, а «хиты» и «звёзды». Не тот босяцкий юмор и карикатура на уродливую действительность, не душевный надрыв, а «цивилизованная», западная, так называемая межнациональная культура. Если там есть критика и протест, так они выпирают наружу, как язва, проказа, от них разит вонью, скандалом, наркотиками. И всё это подаётся с воем, под шум и грохот электронной музыки. Наш же жанр ближе к народному творчеству. Частушки же никто не будет переделывать в рок, рэп, тяжёлый металл. Мат тоже не споёшь под большой симфонический оркестр.


М.У — Ну, как раз в этом в этом триптихе (нравится мне это слово, почти как «Икона») три воистину народных творца объединились в «одном флаконе», что бы создать этот не имеющий аналогов шедевр. Такого Заборского никто и никогда не слышал, такого поэта, как вы, ещё никто не видел, такого Ложкина, рисующего для обложки альбома блатной песни, ещё никто не знал.


А.Зъ. ­ О хо­хо, о хо­хо, о хо­хо!

СТИХИ
НА СМЕРТЬ ПОЭТА (ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО)
Вот и нет Евтушёнки. И никто по-настоящему доброго слова не сказал. А ведь было за что. Я не про "Мальчиков-налётчиков", и не про то, как он в 16 лет командовал расконвоированными уголовниками и набирался у них опыта и уважения к той жизни, о которой в его возрасте никто не то, что знать, но и слышать не мог. Я про поэзию. Ибо настоящая поэзия всегда протест, всегда на защите слабых и на грани возможного и допустимого в той среде, в которой она рождается.

Будь он сегодня жив, чтобы он сам сказал о своих похоронах? А сказал бы он примерно следующее (я не кощунствую, ведь он и круче умел загибать, да и вместил в себя поистине больше, чем мы сейчас можем понять).


ИДУТ БЕЛЫЕ СНЕГИ.

МАТЬ ИХ ТАК-ПЕРЕТАК.

Я ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН.

И БОРИС ПАСТЕРНАК.


Я ЕСЕНИН И ПУШКИН.

МАЯКОВСКИЙ И БЛОК.

ЖАЛЬ, В ЗАМОРСКИЕ ПУЩИ

МЕНЯ БЕС УВОЛОК.


БЫЛ ПОМЫСЛЫ АЛЫ,

СЛОВНО КРОВЬ НА ГУБЕ.

А ТЕПЕРЬ ЛИБЕРАЛЫ

ПОХОРОНЯТ В ГРОБЕ.


ТОЛЬКО ГРОБ МОЙ БЕЗ МЫЛА

НЕ ПРОТИСНУТЬ НИКАК:

БОЛЬШЕ Я, ЧЕМ МОГИЛА,

МАТЬ ИХ ТАК-ПЕРЕТАК!


БИЛИ В ЛОБ КОММУНИСТЫ,

А ПОТОМ КАГЕБЭ.

НЕТ, МЕНЯ НЕ ПРОТИСНУТЬ,

В ЭТОМ УЗКОМ ГРОБЕ.


БУДУТ ВЗРЫВЫ ИГИЛА

И ТЕРРОР, И ГУЛАГ.

ТЕСНОВАТА МОГИЛА.

МАТЬ ЕЁ ПЕРЕТАК.


Автор: А.Заецъ 11.04.2017






Made on
Tilda